È

Триптих. Ержанов и Байгазин. Часть 2

Триптих. Ержанов и Байгазин. Часть 2

Ержанов

В общем-то, в этой маленькой, но очень значимой работе Ержанов уже обозначил парой штрихов свою будущую кинематографическую концепцию. Фабула такова: когда-то Кубыч пообещал Бахытжамал, что встретится с ней 1 августа, ровно в пять утра. И чтобы исполнить свое обещание, он убегает из лечебницы. Только случается все это ровно спустя 10 лет. И адреса, где они должны встретиться, Кубыч не помнит. Тогда-то на помощь и приходит друг нашего героя, и они вместе ищут Бахытжамал по ночному городу. История проста и в то же время очень трогательна и точна. Удивительным образом за пятнадцать минут нам раскрываются внутреннее состояние главного героя и трагедия этого маленького человека. На поверхность всплывает вся глубинная душевная тоска и боль Кубыча. И я наверняка не ошибусь, если предположу, что Кубыч – альтер эго самого Ержанова.

Когда еще снимать про себя, если не в студенческие годы? И это подтверждает тот факт, что, как и Кубыч, чудаком является и сам Адильхан. Его фокус зрения на мир отличается от большинства. Он находится где-то в параллельной вселенной. Его не волнуют сиюминутные проблемы, ему гораздо интереснее мировоззренческие, философские вопросы, проблемы бытия. Стиль этой работы «неудобный»: дергающаяся камера, рваный монтаж, местами пересвет. Да и технические проблемы мешают для нормального восприятия. Но Ержанов технические проблемы решает творческими способами: условность этих явлений он делает еще условнее, говоря, что все иллюзорно, все эти постановки, монтаж, игра. Но одна вещь не иллюзорна, она правдивее правды: эта история главного героя, его трагедия. Все тлен, все пройдет. И останется только человек. И этот человек – маленький. Именно этого персонажа мировой культуры и исследует Ержанов. Как сам он признавался в своих интервью, ему импонирует личность Дон Кихота. Он отчаянный, безумный, сумасшедший. Но он храбрец, он не боится жизненных ветров, он маниакально устремлен к своей цели. Таков и Ержанов. Можно даже предположить, что его партизанское движение – это своего рода борьба с мельницами. А его Санчо Панса – это Серик Абишев, его друг, постоянный продюсер, тот, кто всегда поддержит.

Серик Абишев (продюсер)

Коротко говоря, «Бахытжамал» – важный этап в творчестве Адильхана: исследование внутреннего устройства человека посредством жизненной ситуации. Он устанавливает правила игры, ставит точки координат в пространстве бытия, а потом ставит в это пространство своих героев и запускает весь процесс, наблюдает за ним и после окончания эксперимента делает определенные выводы (то есть Адильхан – настоящий демиург). И, видимо, именно такие эксперименты привели его к философии абсурда. И не только это. Ему стало недостаточно просто исследовать метафизическое внутреннее пространство. Ему необходимы были глубина, исторический и психологический разрез (вспомним еще то, что в кино он пришел через сценарий «Козы Корпеш и Баяна-Сулу», то есть глубина и универсальность у него была в крови). Он хотел копать глубже. Сделать срез не только одного человека, но и целого народа. Местами и через маленьких людей. И он начал склоняться в сторону социального устройства. Ведь если не один человек – значит несколько. А несколько – это уже социум. На горизонте появилась тема адаптации маленького человека в обществе. Человек и общество. Вот сквозная тема трех его картин – «Риелтор», «Строители» и «Хозяева». Странствие чудаков в море человеческой отчужденности и современной конкуренции, когда права, дарованные природой, уничтожаются силовыми методами, попирая этические нормы. То, что в наше время люди – не люди, а конкуренты, это уже нормально, и этим уже никого не удивишь. Вопрос в том, что делать, когда тебя ломают или уже сломали.

Кадр из фильма «Хозяева»

И Ержанов приходит к удивительному и в то же время абсурдному по своей простоте выводу: ничего! Не нужно ничего делать против этого зла. Надо просто смеяться и танцевать. Ведь ты все равно ничего не сможешь сделать. В наше постмодернистское время этот выбор удивительно кажется самым нормальным и адекватным. Тотальное бессилие и абсурд. Улыбка сквозь смерть, достигнув отчаянья, начинаешь смеяться, танцевать, danse macabre. И это самое страшное. Ержанов приходит к выводу, что человек уже не человек, что все вокруг абсурдно. Камю пришел к такому выводу во второй этап своего творчества. В третьем он понял, что этому агрессивному абсурду нужно все-таки сопротивляться, иначе начнут истреблять целые народы. Что будет делать дальше Адильхан, к чему придет – еще не ясно.

Кадр из фильма «Хозяева»

А пока он исследует общество на примере нашего казахстанского мироустройства. И наше общество как-никак идеально подходит для показа материальной оболочки абсурда! Абсурд возникает на стыке, в разрезе, в контрасте. И у нас сейчас именно такое положение. Положение неопределенности: кто мы? Как нам себя индентифицировать? Казахстанское общество лихорадит, даже самое ближайшее будущее туманно. Люди потеряны. И Ержанов тонко и точно это чувствует. Именно потерянными можно охарактеризовать главных героев его картин, волею судьбы оказавшихся на сломе разных эпох. Что делать в это непростое время? Абсурд! Пошло все к черту, будем танцевать!

Кадр из фильма «Хозяева»

Картина «Хозяева» – самая сильная и цельная из его работ. Она глубокая и в своем роде масштабная по нескольким причинам. Во-первых, масштаб идеи. Тема социального неравенства по ходу фильма вырастает до уровня психологических и общечеловеческих проблем. Персонажи превращаются в символы, история – в притчу. Все приобретает иносказательный характер, круги замыкаются, и история становится цельной и герметичной. И все это благодаря режиссерским решениям: показательная условность благодаря цитатам (кадры, отсылающие нас к картинам Ван Гога, Рембрандта, Да Винчи), сгущение красок, сюрреалистические ситуации (молитва полицейского Ленину, абсурдистский марафон, сумасшедшие танцы во время похорон), резкое смещение акцента во времени и в пространстве (последний кадр с цветком), полная эклектика стиля и вкуса – от классики до бешенных ритмов современной музыки. Все эти элементы придают еще большую силу философской концепции фильма и делают ее намного мощнее с режиссерской точки зрения. Форма помогает содержанию, подача помогает мысли.

Кадр из фильма «Хозяева»

Во-вторых, Ержанов работает на архетипах. А архетипы – это основные элементы, которые привносят глубину и масштаб. В фильме большую роль играет архетип дома: режиссер пытается соединить всех персонажей в одном месте, под одной крышей. Но не получается – все хотят быть единственными «хозяевами». Да и сам дом разрушается (разрушается дом!). Также присутствует архетип семьи. Которая, кстати, тоже разваливается – родители погибли (раскололись на шестнадцать государств), старшего брата сажают в тюрьму, сестренку убивают. Все печально. Но что поделать, если реальность такова. И создатель манипулирует этими архетипами, создавая глубину и емкость картины.

Авангард и абсурд. Вот так можно охарактеризовать все сегодняшнее творчество Адильхана Ержанова. Что будет дальше, какие картины он будет создавать – покажет время. А пока Ержанов является барометром нашего общества, нашей надеждой и нашей гордостью. Впрочем, как и Эмир Байгазин.

 

Продолжение следует…

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Выбор Бродвея

29 Января

5 новых сериалов, от которых невозможно оторваться

Казахстанское кино

02 Апреля

Где и как снимали фильм «Зере»

Режиссер Даурен Камшибаев

Знай в лицо

Ерболат Оспанкулов

Актер

Эльдор Уразбаев

Режиссер

Али Шер Сулеймен

Режиссер

Тасболат Мерекенов

Генеральный продюсер

Ермек Шинарбаев

Актер

Ерик Жолжаксынов

Актер

Алдабек Шалбаев

Актер

Сергей Косманев

Оператор – постановщик