Метапсихозис: смутное предчувствие беды

Метапсихозис: смутное предчувствие беды

В киноцентре «Арман» 25 февраля состоялся специальный показ второй картины российских режиссеров Сергея Тарамаева и Любовь Львовой «Метаморфозис». Примечательно, что оператором фильма выступил наш соотечественник, обладатель «Серебряного Медведя» за выдающиеся художественное достижение 63-го Берлинского кинофестиваля Азиз Жамбакиев. Мероприятие началось со вступительного слова самого Жамбакиева.

Экспозиция

Фильм повествует об идиллической жизни двадцатипятилетнего гениального пианиста Алексея Сенина (молодой актер Егор Корешков) и о жизни его окружающих: мать, целиком подчинившая своей безумной любовью сына (Юлия Ауг), тетка, озабоченная исключительно бытом (Ёла Санько), предприимчивый импресарио Влад (известный в России ролями в телесериалах Евгений Ткачук). Он дает концерты, посещает «тусовки» богатых любителей музыки, отдыхает у себя на даче, катается на велосипеде, созерцая природу, постигает прошлое и вообще ведет полупраздную жизнь среднестатистического русского интеллигента. Все бы ничего, но однажды, в одном из творческих вечеров, он встречает одиннадцатилетнюю девочку Александру.

Глупая девочка влюбляется в меланхолического Алексея, тем самым вызывая цепь трагических ситуаций для одаренного музыканта (в душе все еще ребенка), думающего что это просто дружба. Но что самое страшное, Саша является дочкой богатого бандита, выжившего когда-то «нового русского» и теперь занимающегося благотворительностью.

Обо всем и ни о чем

Знакомство осуществляет завязку истории. Большую свою жизнь избегающий общество интроверт Алексей начинает в открытую вступать в конфликт с окружающими. Он дружит с Сашей, но проблема в том, что все думают, что он любит девочку и пытается ее изнасиловать. Сама Саша постоянно сбегает от своего звероподобного отца в дом Сениных, поднимая по мере повествования накал конфликта все выше и выше. Благодаря основному сюжету параллельно «выплывают» другие истории: мы видим психологически распадающегося на части импресарио Влада, мучающуюся своими эротическими комплексами мать Алексея, погибающую в своем доме Сашу. Вся полифония, сотканная из разномастных историй, иногда перекликается, разветвляется. Однако, надо признать, ни одна (включая основную) внятно не доводится до логического конца. Драматургические направления буквально «торчат»: сначала рассказывается одна история, потом благополучно забывается и начинается третья, через какое-то время останавливается, и мы возвращаемся к первой. Сквозь энное количество времени устаешь и просто перестаешь следить за развитием сюжета.

Нависшая угроза

Преимущество и достоинство фильма, скорее, не в драматургии, а в смутном ощущении беды, приходящая и ощущаемая нами с самого начала и достигающаяся с помощью трех компонентов: музыка, темп и изображение. Композитором фильма выступил Андрей Дергачев, написавший музыку к таким картинам, как «Возвращение» и «Изгнание» Андрея Звягинцева (надо сказать, что и там, и здесь тональности, в основном, схожи). Вязкое, глубинное, глубоководное ощущение, чувство тревоги и отрешенности, состояние потерянности, предстоящей беды – эффекты от прослушивания его творении. Конструкция звукоряда, соединившись с темпом, организует в целом атмосферу фильма. Темпоритм сделан мастерски – начальная тягучесть по мере фильма потихоньку нарастает, во время наивысшего конфликта достигает кульминации и затем медленно отпускает в финале. Посыл ленты осуществляется не с помощью драматургии, а благодаря каким-то неуловимым, метафизическим ощущением. И, во многом благодаря операторской работе Жамбакиева.

Азиз Жамбакиев во время съёмок «Метаморфозис»

Азизаморфозис

Азизу Жамбакиеву не везет с режиссерами. В последнее время. Задача в его ранних работах («Черная курица», «Синдром Петрушки») состояла в том, чтобы просто визуализировать историю. Операторские изыски не требовались. У интеллигентного и тонкого Жамбакиева огромный творческий потенциал, но никто этого не использует полноценно. Слава Богу, в «Метаморфозисе» хоть как-то применяются его способности: есть гениальные начальные и заключительные кадры с таинственной рекой, затерянной в тумане, есть оригинальные трэвеленги, есть режимные съемки «сумеречных» героев, говорящих о них больше, чем все диалоги или реплики, есть интересные операторские решения некоторых сцен. Это, конечно, не «Уроки гармонии», но, на уровне – достойно, профессионально, крепко. Выхолощенные и герметичные дома героев соседствуют с угрожающей природой. Тона объектов уловлены точно.

Тени незабытых предков

При просмотре «Метаморфозиса» возникает множество аллюзий и отсылок к литературным и кинематографическим творениям дней минувших. В первую очередь, сама история любви уже взрослого парня и малолетней девочки, конечно, напоминает «Лолиту» Набокова. Напоминает, и все. Так как история этой пары не доведена до конца, то мы не понимаем любит он ее или нет. Или любит ли она его или нет.

Герой своим юродством и гениальностью напоминает князя Льва Мышкина из «Идиота» Достоевского. Правда, и тут непонятно. Вследствие чего возникло детское поведение двадцатипятилетнего парня? Это трагические последствия его музыкальной одаренности или же драматическая детская травма? Чем оправдано поведение героя в конструкции фильма? История, как говорится, остается за кадром.

Сексуальное влечение матери к сыну и другие ее комплексы интимного характера одновременно напоминают Стриндберговские романы и фильмы Бергмана. Она все время мучит себя. Мотивировки действий непонятны. То она целуется с отцом Саши – «новым русским», то делает минет сыну, то ни с того ни с сего ругается со своей сестрой, еще с кем-то. Непонятно, что ей нужно.

Визуально отсылки, в основном, ведут к работам Тарковского: метафизика, мистика, ощущения, предчувствия. Слушая Дергачева, и видя поток реки невольно вспоминаешь «Возвращение» Звягинцева. А безупречные смокинги, вечерние платья и, якобы, утонченные вечеринки вызывают в воображении кадры из «Ночи» Антониони.

Но основная проблема всех отсылок в том, что все они поверхностны, проходящие мимолетом, незадевающие сути вещей метафоры, бессмысленные игры в цитирование, символизм ради символизма. Была произведена попытка превращения следствий других фильмов в саму причину, что, собственно, невозможно. Претенциозность во всем: начиная от названия и заканчивая одеждой.

Мета

Название фильма подобрано точно. Потому что в фильме все преходяще, все в процессе трансформации. Жанр фильма начинается как мелодрама, в середине переходит в саспенс и триллер, а в конце заканчивается детективом. Отрицательные в начале герои, в конце, вроде бы, уже положительные, и наоборот. Нет конкретики, все течет и плавает. Не знаешь, что смотришь, нарастает психоз, начинаешь ерзать и удивляться абсурдности происходящего.

В конце остается только одно ощущение: смутное предчувствие того, что зря потрачено время на просмотр.

Хотя, кто его знает, может авторы именно этого и добивались.

В кино ходил: Баглан Кудайберлиев

Оцените рецензию

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Рецензии

24 Ноября, 2015

Любовь по-казахски или, Когда понты дороже денег

Рецензия на фильм «Побег из аула. Операция «Махаббат».

Flyin_Hi

Рецензии

12 Мая, 2016

Злой птиц-герой

В прокате стартует «Angry birds в кино»

Альберт Ахметов

Рецензии

27 Июля, 2016

Реальная легенда

Рецензия на биографический фильм братьев Джеффа и Майкла Цимбалистов «Пеле: Рождение легенды» 

Альберт Ахметов

Рецензии

25 Апреля

«Бiр сен үшін»: Моя вторая мама

Рецензия на фильм «Бiр сен үшін» («Ради тебя»)

Brod.kz

Рецензии

10 Октября

«Когда ангелы спят»: Казнить нельзя помиловать

Новости персоны

12 Октября

Кит Харингтон рассказал, как пошутил над Роуз Лесли

Пара объявила о помолвке

Знай в лицо

Николай Елизаров

Актер

Всеволод Шиловский

Актер

Бибигуль Актан (Суюншалина)

Актриса

Оскар Пирс

Актер

Даниил Вахрушев

Актер

Гликерия Богданова-Чеснокова

Актер

Федор Блажевич

Актер

Петр Вельяминов

Актер