Казахское кино: снова в ожидании перемен

Казахское кино: снова в ожидании перемен

В конце 80-х, окончив Высшие курсы сценаристов и режиссеров, я вернулась в «Казахфильм». То было странное и замечательное время: вдруг выяснилось, что могут быть реализованы самые дерзкие и фантастические идеи, у каждого, мечтающего о кинокарьере, появился шанс. Выпускники мастерской Сергея Соловьева, придя на «Казахфильм», дали новый импульс развитию национального кино. Результаты не замедлили сказаться, и вскоре все заговорили о новой казахской волне в кино. Фильм Рашида Нугманова «Игла» с Виктором Цоем в главной роли стал культовым для нового казахстанского поколения. «Конечная остановка» Серика Апрымова о современном ауле вызвала шквал неадекватного гнева со стороны казахских почвенников, в ряде областей республики его даже запретили показывать, что лишь подогрело зрительский интерес.

Первые же фильмы Дарежана Омирбаева, Амира Каракулова стали лауреатами престижных МКФ.

В документальном кино появились новые серьезные работы и новые имена, самое яркое в этом созвездии – Владимир; фанаты мультипликации Жакен Даненов и Гани Кистауов предъявили сделанный практически вручную фильм в технике «эклер» по рассказу Сетон-Томпсона «Охота» – восторгов критики не описать.

Амир Каракулов. Фото: Рауза Калиева

Все бурлило и кипело тогда на алматинской кинокухне… Открылся кинофакультет, преобразованный чуть позже в Институт театра и кино, а затем в Академию искусств. Стал выходить в свет журнал «Азия-кино». Без малого тридцать независимых студий производили в Казахстане разнообразную кинопродукцию.

Обретение республикой суверенитета, казалось, благотворно сказывается и на кинопроцессе: фильмы казахстанских режиссеров по-прежнему завоевывали награды на престижных международных фестивалях, однако отношение к этим картинам и к их авторам в родной стране из сдержанно-прохладного прежде превратилось в ныне демонстративное игнорирование. И это несмотря на то, что сегодня кино в Казахстане – единственная сфера национальной культуры, по-настоящему признанная на международном уровне, из всех видов искусств именно кино приносит громкую славу республике.

Времена всеобщей эйфории и безмятежной уверенности кинематографистов в своей необходимости канули в Лету. Нынешнее состояние казахского кино в двух словах можно охарактеризовать так: ожидание перемен. Перемены эти связываются то с очередным реформированием отрасли, то со сменой руководства студии и Союза, то с новым бюджетным годом, то со встречей с президентом республики; причем, как ни странно, за десять лет независимости Республики Казахстан все это случалось, и не однажды, но количество запускаемых и снимаемых фильмов неуклонно падало. За последние пять лет наконец процесс стабилизировался: за два года в республике снимается один фильм, и львиная доля финансирования приходится на зарубежные компании. Разумеется, все это – малобюджетные ленты. Так, Дарежан Омирбаев снял свой последний фильм «Дорога», в основном, на французские деньги. Амир Каракулов получал грант от европейского фонда Сороса плюс часть денег ему дали голландцы. Две предыдущие картины Серика Апрымова большей частью профинансировали японцы.

Дамир Манабаев

Лишь один Дамир Манабаев целиком и полностью снимал свой фильм «Казах стори» на бюджетные деньги – производство двигалось по мере выделения очередного денежного транша, и это «удовольствие» длилось ровно пять лет. Сатыбалды Нарымбетова, также запустившегося в прошлом году на государственные деньги с фильмом «Молитва Лейлы» и уже ставшего на консервацию по причине отсутствия этого самого финансирования, подобная перспектива ужасает. В недавнем телеинтервью по этому поводу он заявил, что ощущает себя камикадзе. Драматурги и документалисты ушли на ТВ, при этом картинка на телевидении, судя по отзывам критиков, существенно улучшилась, но сами кинематографисты, работающие на ТВ, «ящик» тихо ненавидят, хотя карьерный рост идет там семимильными шагами. Мультипликаторы переквалифицировались в рекламщиков. В общем, проблема трудоустройства так или иначе у большинства кинематографистов решена.

Сам «Казахфильм» нынче влачит жалкое существование – жизнь здесь теплится лишь в павильоне, где идут беспрерывные съемки телесериала «Саранча» (сменившего побивший рекорд долгожительства – свыше 400 серий! – сериал «Перекресток») – детище телевизионного агентства ЗАО «Хабар», возглавляемого дочерью президента Казахстана – Даригой Назарбаевой. Союз кинематографистов, президент которого Масим Смагулов был избран большинством за так и не выполненное по сей день обещание привлечь инвестиции в кино, никак ныне не влияет на ситуацию в отрасли и на положение кинематографистов. Да, собственно, лидеров в казахском кинематографе сегодня нет. Нет и консолидирующих факторов. Идея продюсерского кино, которую пытался внедрить Ораз Рымжанов, десять лет бессменно возглавлявший казахский кинематограф, так и не реализовалась. Закон о кино так и остался проектом, нет и реальных программ по поддержке отечественной культуры, дальше декларации дело не идет. Студия полтора года назад преобразована в национальную компанию «Казахфильм» имени Шакена Айманова и недавно отметила 60-летие, взяв за точку отсчета создание в 1941 году Алматинской студии игровых фильмов. Разумеется, эта была очередная попытка кинематографистов привлечь к себе внимание со стороны властей и государства. Примечательно, что на юбилее не было никого из режиссеров «Новой волны». Кажется, они наконец осознали, что их творчество игнорируется родным Отечеством не по причине непонимания, а точно наоборот. Недавно – почти одновременно – присуждение государственного ордена и премии «Тарлан» клуба независимых меценатов режиссеру Дарежану Омирбаеву – приятное исключение, лишь подтверждающее правило. А правило таково: кино должно вписываться в ту культурную политику, что ныне реализуется государством в лице современной власти.

Серик Апрымов

Мысль простая и доступная: суверенитет – это благо, и плоды его непременно должны быть привлекательными.

А что происходило все эти десять лет суверенитета в казахском кино? «Важнейшее из искусств» вместо того, чтобы закрепить чувство гордости за независимую державу, показывало обыкновенного человека, который в новых обстоятельствах жизни не то что удручен, но как-то растерян, озадачен и не вполне им адекватен. «Казахфильм» в поисках положительных героев даже объявлял конкурс сценариев. Но сказки нового времени, предложенные Абаем Карпыковым в фильмах «Тот, кто нежнее» и «Фара», при всем внешнем обаянии отдавали то ли опереточностью, то ли драматургией «мыла» и никак не могли служить примером для подражании или хотя бы воспитания чувств.

«Конечная остановка», «Разлучница», «Кардиограмма», «Киллер», «Шанхай», «Путешествие в никуда» – сами названия фильмов стали констатацией современного состояния общества. Кино Амира Каракулова, Серика Апрымова, Александра Баранова, Дарежана Омирбаева явилось, по сути, зеркалом нового времени. Времени, в котором утрачены все ориентиры, забыты традиции, движение машинально и хаотично, а сама жизнь теряет ценность и смысл. Явно не такой культурной легитимации ждала новая власть. И нежелание тратить бюджетные деньги на такого рода никак не вписывающегося в официальную идеологию фильмы вполне понятно. Художники, к примеру, уже создали впечатляющие масштабом и видением живописные полотна о величии прошлого, настоящего и будущего Казахстана, поэты-песенники и просто поэты также внесли свою лепту, писатели-публицисты написали и издали целый ряд произведений во славу суверенитета, одно лишь кино «спотыкается» и никак не вольется в общий хор. И не то чтобы наши режиссеры не притязали на создание величавых кинополотен, скорее, наоборот. Именно желание «попасть в десятку», на мой взгляд, стало причиной неудачи Ардака Амиркулова при постановке юбилейного фильма «Абай», другая юбилейная лента – «Юные годы Жамбыла» Кано Касымбекова, своего рода непритязательный фильм-концерт, - вызвала полнейшее разочарование даже у самых неискушенных зрителей.

Кано Касымбеков

Но ныне – и это будоражит всех – кинематографистам вновь дан шанс. Главная и единственная новость сегодня в казахстанском кино – это решение правительства финансировать новый исторический эпохальный проект «Кочевник», и первый транш – 10 миллионов долларов, первый миллион которого уже поступил на счет «Казахфильма». Справедливости ради скажем, что глава страны и правительство уже пять лет настаивают на подобном историческом кино, был даже объявлен закрытый конкурс сценариев, результаты которого не устроили верхи, и наконец, в прошлом году в столичной резиденции президента был утвержден сценарий Рустама Ибрагимбекова.

Сценарий, по отзывам тех, кто имел к нему допуск, выше всяких похвал. Всех волнует теперь, кто станет постановщиком беспрецедентного в масштабах казахского кино истерна. Решать это опять, по всей вероятности, будет лично глава государства. Руководители отрасли и студии уже не раз съездили в Штаты с целю найти софинансирование и сопостановку – все, что связано с новым проектом, окутано тайной. Недомолвки и слухи (вроде того, что Киану Ривз приглашен на главную роль и, возможно, с благотворительными намерениями примет участие в проекте) – живо обсуждает местная пресса.

Кадр из фильма «Кочевник»

Госзаказ на эпохальное полотно – это, видимо, последний шанс казахстанских кинематографистов занять достойное место в общем строю. Хотя надо признать: одного суперзамечательного сценария и решимости главы государства поведать миру о казахах и тем окупить бюджет картины маловато для воплощения амбициозного замысла. «Казахфильм» в его нынешнем обветшавшем состоянии не способен осилить данный проект. По подсчетам специалистов, на техническое перевооружение студии требуется как раз 10 миллионов долларов. Да и саму группу сложно собрать на месте: одни уехали навсегда из страны, другие явно на пенсии, а новые кадры не готовы, третьи поменяли специальность…

Впрочем, девиз нового времени - «были бы деньги, а люди найдутся», несмотря на цинизм, имеет свою логику, не зря уже возникло предложение не перечислять деньги на постановку на киностудию, а создать временное творческо-производственное ТОО – исключительно для производства киношедевра… В ряду претендентов на режиссуру называются имена Талгата Теменова, Тимура Бекмамбетова, Абая Карпыкова. Всем ясно, что от реализации данного проекта зависит дальнейшая судьба национального кинематографа; если он будет успешным, режиссеры смогут претендовать и дальше на государственное финансирование своих проектов, если нет – будут по-прежнему не востребованы в своем Отечестве. Однако исторические темы, искушая масштабом, требуют не только отточенного профессионализма, но и серьезного знания материала, погружения в обстоятельства и факты эпохи, более того, без веры и жертвенной отдачи – и это мое глубочайшее убеждение – успех здесь невозможен…

Кадр «Гибель Отырара»

Но мало кто из режиссеров новой казахстанской генерации (а прежней нет и вовсе) обладает историзмом мышления, вкусом к старине и просто опытом подобных работ (к сожалению, неудача с «Абаем» исключила Ардака Амиркулова из числа претендентов, а только в его арсенале есть опыт удачного масштабного фильма – это «Гибель Отырара» по сценарию Алексея Германа и Светланы Кармалиты). Практически все режиссеры «Новой волны» – представители яркого авторского кино. Живая материя настоящей жизни, меняющееся на глазах время и герои нынешнего дня пленяют их гораздо больше, чем преданья старины. В современной стихии они органичны, они здесь все чувствуют и знают, им это близко и по-настоящему их волнует – потому и мастерски воплощается на экране. Их кино – камерно и лирично. Хотя последнее не означает, что оно не исторично – отнюдь. Но историзм - не синоним эпичности… У каждого из этих режиссеров есть собственные замыслы. Серик Апрымов, по его собственному признанию, пережил период малобюджетности. Новый его проект – своего рода питча, «опрокинутая» во времени, «тянет» на миллион долларов – по западным меркам небольшая сумма, но найдет ли он ее – вопрос. Амир Каракулов снимает свой фильм на видео с тем, чтобы перевести его затем в кино. Нариман Турабаев, снявший под руководством и явным влиянием Дарежана Омирбаева короткометражку «Антиромантика», показанную вне конкурса на Каннском МКФ в прошлом году, также идет – как и все его однокашники – по пути старших коллег. Практически все они исповедуют авторское кино (почти все – бывшие соловьевцы и ныне руководят мастерскими в местной Академии искусств). Однако то «народное» кино, которое предъявляют режиссеры старшего поколения – Сатыбалды Нарымбетов, Дамир Манабаев, Болат Шарип, - также не востребовано ныне в Казахстане. Примечательно, что премию независимых меценатов «Тарлан» в номинации «Надежда» в сфере кино получил глава кинотеатров «Отау-синема». Представитель этой компании, горделиво перечисляя в телеэфире названия фильмов, которые видит с ее помощью наш зритель, сообщила, что, к примеру, премьера «Перл-Харбора» в Алматы состоялась почти день в день с премьерой фильма в Штатах и что с казахстанскими фильмами они не работают по причине плохого технического качества копии (что святая правда) и потому что их показ, вероятно, не окупится, а компания – организация коммерческая. Что уж говорить о компании «Отау-синема», если даже родной Дом кино, отданный в основном под казино и ресторан, лишь после долгих тяжелых переговоров идет на то, и вместо коммерческих иностранных фильмов на неделю предоставит зал студии для ретроспективного, допустим, показа казахских фильмов в рамках очередной акции от Фонда Сороса, от департамента образования…

Сатыбалды Нарымбетов. Фото: Buro 24/7

Ситуация сегодня в казахском кино удивительная. Есть прекрасные режиссеры с интересными идеями, которые способны создать качественный кинопродукт. Но нет лидеров, способных предъявить и реализовать программу по реанимации отечественного кино как отрасли и шаг за шагом, планомерно создавать условия для полноценного производства и проката своих фильмов. Все ждут, что ситуация неожиданно изменится сама собой – вот ведь президент помог с новой исторической картиной, авось, и дальше все как-то само разрешится. Правда, наиболее продвинутые и прагматичные творцы уже поняли, что им никто, кроме них самих, не поможет, и самостоятельно ищут инвесторов под собственные проекты за рубежом. Тем не менее, желающие «разгрести» вконец разграбленную и одряхлевшую отечественную киноконюшню находятся, да только намерения у всех «спасителей», как показала практика последних лет, одни, а дела – совсем другие…

Пока сами кинематографисты не могут найти между собой общий язык и делят шкуру неубитого бюджетного медведя, от студии и ее прежней собственности остались рожки да ножки. Тем не менее, споры по сей день не утихают, вероятно, есть еще что делить и приватизировать. Того дня, когда «Казахфильм» станет чьей-то собственностью, уже явно не миновать, и уж тогда афиши наших фильмов будут пестреть на каждом углу. Но ряду режиссеров, чьи имена вы прочитали выше, придется, вероятно, переквалифицироваться либо продолжать искать признания за рубежом. Что ж, каждый выбирает свое.

Асия Байгожина

Журнал «Кинофорум»

Выпуск №1. 2002 год

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

В КБТУ пройдет показ фильма «Игла»

Встречу посетит режиссер культовой картины Рашид Нугманов

Данияр Кенжибаев

Рабочие будни казахстанского павильона в Каннах

На торжественном открытии выступил Димаш Кудайберген

Brod.kz

Как выглядит казахстанский павильон в Каннах

Стартовал 70-й Каннский международный кинофестиваль

Brod.kz

Рецензии

13 Октября

«Салют-7»: Полёт нормальный

Казахстанское кино

12 Октября

В Алматы стартовали Дни казахстанского документального кино

Владимиру Тюлькину вручили награду за фильм «13 километров» 

Знай в лицо

Юрий Казючиц

Актер

Фархат Абдраимов

Актер

Кажымухан Калимбетов

Актер

Сванн Арло

Актер

Людмила Гурченко

Актер

Борис Небиеридзе

Режиссер

Сандра Роско

Актер

Назим Туляходжаев

Актер