È

Визуально-пластической образ города Алматы на примере двух фильмов «Балкон» и «Игла»

Визуально-пластической образ города Алматы на примере двух фильмов «Балкон» и «Игла»

Образы города, городской среды, дома всегда находили свое отражение в различных видах искусства. Иногда они позволяют даже точнее, чем актерские образы, раскрыть самого героя, тему произведения, различную проблематику личности и/или общества. Среда, формирующаяся постепенно самим человеком, населенная им вбирает в себя пространство, в котором и выражаются социальные и культурные процессы.

В рамках данной статьи мы будем рассматривать визуально-пластический образ города Алматы на примере двух фильмов «Балкон» и «Игла», снятых в 1988 году. Конец 1980-х годов – очень сложный, переломный момент в судьбах миллионов людей вынужденных пережить развал собственной страны – Союза Советских Социалистических Республик. Но он интересен тем, что экономический кризис, повлекший за собою очень ограниченное финансирование кинематографа, ослабил цензурный контроль над ним. И на эти неожиданные изменения первыми откликнулись кинематографисты и художники, создав новые пространство и героев, отражающих действительность. В 1988 году на экраны страны вышли два значимых фильма с точки зрения визуально-пластического решения образа Алматы – ретро-фильм о 1950-х «Балкон» (режиссер Калыбек Салыков, оператор Аубакир Сулеев) и кинокартина «Игла» (режиссер Рашид Нугманов, оператор Мурат Нугманов) на современную тему.

В этих кинолентах главным героем стал обычный человек, современник, который интересен зрителю, желающему разглядеть в нем себя, свои идеалы и надежды. Любой герой всегда живет в неком кинематографическом пространстве, взаимодействуя с ним и тем, что в нем. В рассматриваемых нами фильмах герои живут в городской среде – неуютной алма-атинской действительности 50-х и 80-х годов.

«Балкон» – художественный фильм режиссера Калыкбека Салыкова по мотивам одноименной поэмы Олжаса Сулейменова из сборника «Глиняная книга». Значительная часть поэмы в точности была переложена в сценарную основу фильма. В частности имена действующих лиц, ситуации, и непосредственно сам «балкон», как один из главных героев ленты. Сюжет отличается от поэмы тем, что он дополнен многочисленными деталями. Поэзия Олжаса Сулейменова пропитана магнетизирующим духом, шармом родного юго-восточного города Алматы, в котором он родился и вырос. В стихотворениях Сулейменова об Алматы, в каждом их куплете, словно пульсирующие вены-строки, живет неосязаемая индивидуальная аура настроения тогдашней столицы, которую может ощутить каждый, проживший здесь хоть малую толику своей жизни. Этот неповторимый колорит города Алматы 50-х годов в кинематографе конца 80-х живописно и ярко воссоздает фильм «Балкон». Созданный в конце 80-х фильм колоритно и с некоторой ностальгией проецирует на экран многонациональную жизнь, нравственные искания молодежи. Смотря фильм, можно с полной уверенностью убедиться, насколько глубоким ностальгическим чувством любви к Алматы 50-х он наполнен. Уличная шпана, война между дворами среди подростков, юношеском максимализм, первые волшебно завораживающие звуки джаза, проникающего с далекого Запада, полупустые тихие улицы, на которых все еще ездят конные колесницы-арбы, татуированные мужья-уголовники, играющие во дворах в карты… Все это – неповторимый облик Алматы в после военные годы. В сюжетную канву введена линия взаимоотношений Айдара и его школьной учительницы, история с соперником Айдара Хакимом, по прозвищу «Бес», и девушкой, которая стоит между ними. Также в фильме был воссоздан образ знаменитого ссыльного художника Сергея Калмыкова, который был известен всем своей экстраординарностью, а также другие детали, нюансы, поэтизирующие быт алматинских горожан.

Кадр из фильма «Балкон»
Кадр из фильма «Балкон»

Визуально-пластической образ города передается различными световыми и цветовыми решениями кадров, движениями камеры, качеством комбинированных съемок и спецэффектов, приемов монтажа и других чисто технических и технологических характеристик, в значительной мере влияющих на формирование эстетики любого экранного произведения. Цветовая палитра кинокартины меняется в зависимости от событий, происходящих в нем. Очень хорошо о работе над кинолентой в интервью для газеты «Экспресс К» говорит кинооператор Аубакир Сулеев: «Каждый объект, квартал подбирался самым тщательным образом. Перед нами стояла задача воссоздать дух 50-х годов, например, показать удивительный мир ночного Брода. В то время, когда проходили съемки, Алма-Ата была темной. Ночью освещались все кварталы, работали осветительные бригады. И наша задача состояла в том, чтобы создавать огромное пространство света. Мы выполняли ее с помощью гирлянд, которые делались вручную, а на провод навешивались патроны. Они не казались симпатичными, но когда зажигались, смотрелись очень нарядно и весело» [1].

По сути, «Балкон» явился предзнаменованием зарождения нового кино в Казахстане. В кинокартине, точнее в ее подаче, ощущалось некоторая доля стилистической новизны, эстетической свежести. Это, выражаясь образно, было как дуновение ветра, которое, усиливаясь, вот-вот образует собой ураган. Признаками этой самой новизны и свежести фильма представлялись в первую очередь трансформация сценарно-драматургической основы – сюжета и фабулы, и кардинальные изменения в изображении образа центрального героя.

Кинолента «Балкон» с первых же кадров погружает зрителя в унылую повседневность 90-х годов подчеркиваемую черно-белыми кадрами с полупустыми интерьерами, улицами, длинными больничными коридорами, серой и не интересной повседневностью. Толчком для возвращения главного героя в прошлое становиться мужчина на операционном столе, у которого на кисти руки наколота цифра 20. «20-ка, метка ребят с нашего двора», – звучит закадровый голос главного героя. В следующих кадрах вместе с музыкой 50-х годов Оскара Строка на экран врываются воспоминания нелегкого детства главного героя по имени Айдар, а вмести с ними – друзья, соседи, сестра Жанна, враги и Женькин балкон. Название фильма «Балкон», возможно, символично оттого, что это, то самое место, куда родители Женьки выгоняли мальчиков во время ссор. Именно балкон становиться для них «вышкой корабля», с которой они наблюдают за происходящим в городе, стригутся, балуются и рассуждают о жизни и «море» событий происходящих в ней. Балкон, словно портал, переход в мир улицы, двора, района, через него главные герои убегают из дома на улицу... Главный герой фильма Султанов Айдар принципиальный парень не желающий меняться и уступать никому и ни в чем. Вокруг подвергается изменениям время, друзья, нравственные порядки в обществе. Он же упрямо отстаивает свои идеалы, и не понимает, почему взрослые не могут поступать по справедливости всегда. Однажды, попав в больницу, парень оказывается в изоляции от привычного ему общества, а выйдя из нее, видит, что все действительно стало другим: нет больше «войны» между дворами, нет подслушивающих соседей и тайных доносов. «Короля делает свита», – сказал однажды итальянский мыслитель Макиавелли, героя этой киноленты меняет сама жизнь.

Кинофильм «Балкон» – это поэтический гимн городу Алматы середины прошлого века. Он как сказочная дверь, открывающая зрителю прошлое, а именно романтические и одновременно суровые послевоенные 1950-е годы города Алматы. Сам балкон дома, стоящего на углу улиц Богенбай батыра и Наурызбай батыра, сыграл одну из центральных ролей в фильме. Это своего рода архитектурный герой фильма. Архитектура дома, сам балкон с его колонами социалистического неоклассицизма определяет собой целую эпоху - это эпоха сталинизма, авторитарного тоталитаризма. Интересна работа художника-постановщика, который в буквальном смысле реанимирует реальность тех былых дней: стиль одежды, в особенности модные кепки, улицы, утопающие в зелени и маленькие дворы, где жизнь всех людей как на ладони – все воссоздано с особой тщательностью и любовью к фактуре. Айдар Султанов - образ ранее не репрезентированный в казахском кинематографе. Надо признать, что образ Айдара смелый, можно сказать «мини-революционный» постольку, поскольку он разрушает устоявшиеся ранее клише образа молодого человека в кинематографе советско-казахстанского пространства. Айдар – он человек, обычный человек со своими минусами и плюсами. Он не идеализирован советской цензурой. Для советского кинематографа он даже больше «антигерой», герой-бунтарь, нежели герой как таковой. Он не совершает одни лишь добрые дела во благо отечества и партии, он просто живет своей жизнью, живет так, как живется. Кто-то может обвинить «Балкон» в недостаточной степени драматичности его сюжетной линии. Апеллируя тем, что нет полного и окончательного решения конфликта. Но ведь «Балкон» прежде всего поэтический кинематограф. В нем есть своя, ностальгическая поэзия. И еще в «Балконе» есть рождение поэзии, и становление Айдара как молодого поэта, прототипа Олжаса Сулейменова.

Кадр из фильма «Балкон»
Кадр из фильма «Балкон»

В заключительном кадре мальчишки бегут по темному тоннелю увешанному гирляндами и это ассоциируется у автора статьи с порядками того времени, искусственной показательностью благополучия страны. Ведь на самом деле в том жизненном укладе нельзя было повернуть направо или налево, высказать свое мнение. Свет в тоннеле подается как надежда на светлое будущее, как бы банально это не слышалось.

Думается, что этот фильм о «потерянном поколении», о людях, живших ради своей страны, ребят со двора, а не для себя. Они родились без веры в Бога, Аллаха, но имели твердую веру в могущество своей страны. Прививавшаяся детям с младенчества мысль о том, что необходимо жить ради общества и страны, а не для себя и семьи твердо засела в головах советских граждан, которым очень больно оказалось выдержать распад Советского Союза и понять, что верить уже не во что, а жить ради себя они еще не научились. И потому Айдар – герой без страха и упрека, ведущий за собою свое поколение в котором так много «потерявшихся» парнишек, похожих на отставшего от друзей мальчика с прозвищем «Пузо».

Здесь хочется привезти слова кыргызского киноведа Улука Уракунова: «Балкон» – не просто фильм. Это эпоха. Наверно, любое настоящее кино – всегда больше, чем кино. Это лучший казахский фильм, из всех казахских картин он наиболее «кинематографичен» [2].

Кинофильм «Игла» (режиссер Рашид Нугманов, оператор Мурат Нугманов) вышел на экраны страны тоже в 1988 году. В этом кинофильме главную роль сыграл рок-музыкант Виктор Цой, что само по себе уже являлось новшеством, явившем нашему кинематографу нового героя – героя-одиночку. Начинается фильм с длинного переулка между двумя домами, среди которых с дикими мяуканьями пробегает черная кошка. Закадровый голос предвосхищает появление главного героя: «В 12 часов дня он вышел на улицу и направился в сторону вокзала…», затем под песню «Белый снег, серый лед» собственного сочинения Виктор Цой приближается к камере из самой глубины снимаемого пространства, приостанавливается и прикуривает сигарету. Во втором кадре железнодорожные пути, визуально соединяясь между собою, продолжают бежать навстречу восходящему солнцу, словно герой и мы вместе с ним едем в одном вагоне. В следующем, третьем кадре Моро, а именно так зовут протагониста, выходит из поезда и на требование проводницы предъявить билет, показывает ей средний палец. И мы делаем первоначальные выводы: он яркий, дерзкий индивидуалист. Город Алматы подается с вокзального перрона «Вокзал-2» в солнечный летний день, на котором молодой человек, найдя телефон-автомат звонит, опустив в монетоприемник монетку на веревочке. В последующем кадре закадровый голос сменяет на некоторое время голос радиодиктора, предвосхищающий перед зрителем следующий эпизод и появление нового вводимого персонажа, в поисках которого Моро посещает дом со странными общими балконами на улице Жибек Жолы и мы слышим просторечивый диалект русской бабушки через дверь говорящую с Моро о Спартаке. Оператор специально включает две высотки на алматинском Арбате в кадр, как символы модной архитектуры Алматы 1980-х годов, которые попадают в объектив камеры из подъезда дома Спартака.

Во всей киноленте много средних вторых планов. Благодаря которым, камера, задержавшись на персонажах, дает нам возможность, рассмотрев выражения их лиц, одежду соотнести с поступками и, соединив воедино, получить их образы в определенной городской среде.

Кадр из фильма «Игла»
Кадр из фильма «Игла»

Временно поселившись у своей бывшей подруги Нины, главный герой замечает ее абсолютную отчужденность от него и всего вокруг. И пока Нина ведет себя отстраненно по отношению к нему, камера держит ее на среднем и дальних планах. Ее загадочность и замкнутость в себе подчеркивается затемненными очками, в которых она ходит даже по своей квартире и отрывистыми речами. И лишь когда она, сняв эти солнцезащитные очки, сознается Моро в своей слабости и просит: «Увези меня отсюда. Увези куда угодно» – девушка дается крупным планом, камера наезжает на ее лицо (прямой тревеллинг) в чертах которого, мы видим нежность, ранимость, женственность.

Фильм закольцован – начинается с появления главного героя из глубины кадра приостановившегося перед камерой, чтобы прикурить и заканчивается его уходом от нас по зимней городской аллее. Найденный стиль киноязыка и экранные образы создали новый визуально-пластический образ города Алматы. Образ города, в котором нет места любви и дружбе, смеху и искренней радости, потому что их сменили расчет и предательство, слезы, сожаление и злоба. Потому так важен финальный кадр, в котором Моро, умирая на полуосвещенной зимней городской аллее, упрямо держит зажженную зажигалку, дающую нам право на веру в светлое будущее. Даже Аральское море, вселяющее надежду в судьбы героев Моро и Марины, в итоге лишь усиливает опустошенность душ и разочарование их неустроенностью. Монохромное изображение, пустые улицы, бетонные стены пустого бассейна – все загружает зрителя одиночеством. Даже разноцветные осенние листья не радуют своей пестротой, а придают наступившей на смену лета осени промозглость и сырость. Приемы «авторского» кинематографа с длинными планами, неторопливым монтажом, дают возможность зрителю размышлять над образом, общие планы с внутрикадровым монтажом предлагают свободу эмоционального выбора собственной интерпретации увиденного.Визуально-пластический образ города холодный, неуютный как судьбы всех персонажей киноленты. В отдельных кадрах пространство города словно нарисовано акварелью, особенно когда на экране появляются яркие желтые листья. Моро и его приятели-неформалы - это люди, вышедшие из под контроля советской власти. Они живут по своим законам, но еще верят в великое будущее своей страны.

С первых кадров герой Виктора Цоя носящий черную кожаную куртку (косуха), звонящий по уличному телефону с помощью монетки на веревочке является сильной личностью, не готовой идти на компромиссы и подчиняться установившимся правилам общества, банды, наркодиллеров. Его интересует лишь его личные интересы и честность в отношениях между людьми, и, однажды решив остаться с Ниной, возможно, навсегда, он звонит ей: «Нина, я сейчас приду». И двигаясь по ночной, заснеженной улице Тулебаева в финальном эпизоде фильма, дает прикурить такому же неформалу как он сам. Камера приближается до среднего плана (поясного), чтобы показать взаимодействие двух действующих лиц – а именно, убийство протагониста антагонистом. Камера возвращается восьмеркой к Моро, стоящему на коленях с зажженной зажигалкой. Усилием воли он встает с колен, прикуривает свою сигарету и, посмотрев вслед свернувшему с проторенной дорожки убийце, продолжает начатый путь по освещенной уличными фонарями зимнее алее.Убийца, словно не выдержав хождения по прямой дороге, сворачивает с нее налево в елки. Моро идет прямо по свежему белому продолжающему падать снегу. Он не сворачивает ни в начале пути (первое появление в фильме), ни в конце, потому что привык жить без утайки, без обмана.

Уход главного героя вдаль по улице Тулебаева (где сейчас установлены таблички с цитатами из песен Цоя) ассоциируется у автора этой статьи как отсылка к фильмам неореалистов, в которых дорога воспринималась как светлое лучшее будущее. Только в нашем случае Моро воспринимается символом своего поколения, а огонь зажженной им зажигалки – верой в светлое будущее молодого наивного, непредсказуемого поколения, встающего с колен с прямой спиной. Потому и акцентируется оператором внимание на этой сцене. Ведь как говорил сам Виктор Цой в интервью после премьеры этой киноленты: «Нужно жить свободными от обстоятельств, сохраняя себя».

Кадр из фильма «Игла»
Кадр из фильма «Игла»

Подводя итоги, хочется сопоставить образы города Алматы на основе двух выше проанализированных фильмов с наиболее известными кинолентами советского периода – «Наш милый доктор», «Ангел в тюбитейке» режиссера Шакена Айманова и «Сладкий сок внутри травы» Аманбека Альпиева. Здесь мы четко увидим огромную разницу визуально-пластического образа города в различные исторические периоды. Алматы в период советской власти солнечный, чистый, яркий, цветущий весной и летом и меланхолично грустящий вместе со своими героями об уходящем детстве осенью и зимою. В кинопроизведениях конца 1980-х годов напротив, холодный, не уютный, наполненный жестокостью и предательством город. Он губит всех, кто попадет в него, обрекая на одиночество и неудачи в любви, дружбе, делах. В пластических образах города легко читается образ страны в определенные периоды ее существования. Драматургия тесно переплетается с музыкой, которая переполнена светом, цветами, синим небом, любовью, дружбой еще в начале 80-х годов и уже в конце этого же десятилетия отражается другая, так неожиданно наступившая объективная реальность, вдохнувшая в песни повседневность, эмоциональную простоту, искренность в ожидании перемен к лучшему.


 

Список использованных источников:

 

1. Ольга Храбрых. «Балкон». 20 лет спустя // Экспресс К, № 264 (16650) от 06.02.2009.

2. Цитаты и фразы из культовых фильмов Казахстана // http://mix.tn.kz/mixnews/tsitatyi-i-frazyi-iz-kultovyih-filmov-kazahstana-296406

 

Баубек Ногербек

Снежана Баймуханова

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Рашид Нугманов: «Мы думали, что «Игла» не выйдет на экраны»

В прокат выходит отреставрированная версия фильма

Brod.kz

Фильм «Игла» выходит в ограниченный прокат

Киноленте с Виктором Цоем в главной роли исполнилось 30 лет

Brod.kz

«Лето» в Алматы: прошла премьера фильма Кирилла Серебренникова

В картине показано начало творческого пути Виктора Цоя

Brod.kz

Мнения

06 Апреля

80 лет Бэтмену

Мировое кино

10 Апреля

«Анна»: криминальный триллер Люка Бессона появится в прокате этим летом

Премьера фильма была отложена в прошлом году из-за обвинений французского режиссера в изнасилованиях

Знай в лицо

Билли Пайпер

Актер

Гарри Бардин

Актер

Рамзи Бедиа

Актер

Люсьена Овчинникова

Актер

Элизабет Дуда

Актер

Алексей Глазырин

Актер

Бояна Новакович

Актер

Николай Стоцкий

Актер