Режиссеры из «Жургеновки». Часть 2

Режиссеры из «Жургеновки». Часть 2

Каждый год из академии им. Жургенова выпускаются около 20-30 режиссеров разных направлений: игровики, документалисты, телевизионщики. Но только единицы остаются в своей профессии и добиваются каких-либо достижений. Причины понятны – неблагоприятные условия для реализации своих идей, высокая конкуренция, отсутствие господдержки и дороговизна техники. Однако есть и плюсы в большом количестве выпускников этой профессии, если учитывать второй закон диалектики, который утверждает, что «в определённый момент количество переходит в качество». Видимо, надеясь на это, академия в лице мастеров каждый год выпускает юных талантов в среду казахстанского кинематографа. Одним из таких талантов, который выпускается уже в следующем году, является наш сегодняшний герой, режиссер игрового кино Диас Кулмаков.

Диас Кулмаков
Диас Кулмаков

Родился в городе Семей. Учится в КазНАИ на 5-м курсе. Специальность - «Режиссура игрового кино», мастерская Сатыбалды Нарымбетова.

Фильмография:

  1. 2013 «Сүйгеніме» (к/м, 7 мин.)

  2. 2014 «Степь» (к/м, 10 мин.)

  3. 2015 «Қоштасу» (к/м, док., 10 мин)

  4. 2015 «Рай для художника» (к/м, док., 10 мин)

  5. 2015 «Әке» (к/м, 21 мин.)

Диас, этот вопрос мы задаем первым. Как и почему ты пришел в сферу кино? Как зародилась эта мысль – учиться на режиссера?

Думаю, в сферу кино как таковую я пока еще не попал. Ведь я еще студент и только начинаю делать первые шаги в этом направлении. В школе я увлекался историей и культурологией и был уверен, что учиться пойду именно в этом направлении, стану историком. Идея изучать режиссуру появилась ближе к окончанию школы, но это было больше интуитивным стремлением. Мечтал снимать исторические фильмы и наивно полагал, что смогу таким образом рассказать всему миру о своем народе. Но осознанное понимание выбранной профессии стало приходить ко мне только во время учебы.

Я знаю, ты был в Соединенных Штатах, а также Индии, где прошла выставка твоих фотографий, которые ты делал во время путешествия.

Да. Были еще несколько ребят, они фотографировали и тоже выставлялись. Кстати, Фариза тоже там была.

Повлияли ли эти поездки на тебя, на твое мировоззрение?

Да, безусловно. Я люблю путешествовать и открывать что-то новое для себя, это частичка меня. Но я не могу сказать, что путешествия изменили мое мировоззрение. Это внутренний процесс, который мало зависит от внешних факторов.

Фильмы во многом зависят от мировоззрения. Про что твое кино?

Мне не хочется «якорить» зрителя на чем-то конкретном, пусть каждый видит и интерпретирует по-своему.

Что тебя отличает от остальных режиссеров? Какова твоя философия кино?

Я думаю, что режиссер, музыкант и вообще художник не может говорить о себе и о своем творчестве, оно само говорит за себя. И так как я еще в начале творческого пути и ищу свои средства выражения, то не хочу ограничивать себя выбором какого-то определенного направления.

Если не хочешь про свое творчество, расскажи тогда про других режиссёров, которые повлияли на тебя.

Для себя я особо выделяю творчество такого большого художника, как Андрей Арсеньевич Тарковский. Любимые мной картины «Ностальгия» и, конечно, «Зеркало». В этих фильмах есть поэзия, и есть катарсис. Полное высвобождение души – вот что я испытал при просмотре этих двух полотен. «Я и Бог» – вот основа фильмов Тарковского. А также Федерико Феллини, который изначально раздражал меня своим итальянским темпераментом, но затем я полюбил его творчество. Самая мною любимая его картина – «8 ½». И, наверное, Микеланджело Антониони. Особенно нравятся его «Приключение», «Фотоувеличение» и «Профессия Репортер». Этих режиссеров объединяет одно – экзистенциальные поиски. Поиски души человека посредством киноязыка. Из современных режиссеров для меня большое место занимает Михаэль Ханеке. Выделяю такие картины, как «Белая лента» и, конечно, «Любовь», которая сильно на меня повлияла. Из недавно просмотренных фильмов впечатлил «Двуногий Конь» Самиры Махмальбаф. Невероятное явление в иранском кино.

Диас КулмаковПереходим от мирового кино к нашему. Что ты думаешь о сегодняшнем положении кинематографии в Казахстане?
Диас Кулмаков

Касательно современного кино Казахстана я думаю, что оно на подъеме. Это касается и коммерческого и авторского кино. Ведь нужно и хорошее, качественное коммерческое кино. Благо, сейчас в Казахстане снимаются кассовые фильмы. Что же касается авторского кинематографа: есть, конечно, такие имена, как Эмир Байгазин, Адильхан Ержанов, Нариман Туребаев. Думаю, они на слуху у каждого второго киношника. Хотелось бы поддержки для молодых режиссеров. Я думаю, что режиссеры казахской «новой волны» давно не снимают кино того высокого уровня, которое снимали лет 20 назад. Допустим, я не могу сравнить ту же «Кардиограмму» Дарежана Омирбаева с его «Студентом». Лично для меня «Кардиограмма» на голову выше его крайней работы. Думаю, сейчас растет новый пласт молодых режиссеров. Если «новая волна» казахского кино была в 80-х, то сейчас надвигается «новейшая волна». И будущее казахского кино,возможно, стоит за молодым поколением.

Надеемся, что это поколение учится именно у вас в академии. Вообще, что ты думаешь об академии? Помогла ли она в твоем становлении?

Конечно, есть свои плюсы и минусы. Слабо развита практическая база, нас не учат производству, индустрии, в отличие от других киношкол. Оттого у нас несметное количество недееспособных режиссеров. Академия дает среду, она дает площадку для взаимодействия с такими же товарищами, как ты. Здесь задают направление.

Сейчас создаются всякие ассоциации, группы, объединения, где молодые кинематографисты объединяются, пишут, дебатируют. Как думаешь, в этом есть польза? Или кино создают все-таки фанатики кино, которые избегают все эту шумиху? Лучше быть в толпе, в самой ее гуще или одному?

Музыканту нужен он и его инструмент. Художнику, живописцу нужен холст и краски. Он и есть сам инструмент. А режиссер зависит от людей, ведь кино – это коллективный труд. Поэтому, нам нужна среда для взаимодействия. Одно дело на бумаге написать или же в своей голове вообразить шедевр, а другое дело реализовать все это. В этом и сила кино, в коллективном труде. Очень важно найти единомышленников и сподвижников. Один в поле не воин. Среда нам помогает впитывать, обмениваться свежими идеями, мыслями. Кто скажет, что он «гений, и ему никто не нужен в его гениальности» – грош тому цена.

Что ты думаешь о критике?

К критике отношусь спокойно. К адекватной критике можно и прислушаться, но, ни в коем случае не принимать ее за истину. Ведь сколько людей, столько и мнений.

Для кого ты снимаешь: для зрителя, для себя или, может быть, для Бога?

Затрудняюсь ответить.

Что думаешь по поводу сегодняшнего Казахстана? Стакан наполовину полон или пуст?

Воздержусь от ответа.

Что тебя сейчас больше всего волнует?

Мои переживания и мысли, они на экране.

Тогда давай поговорим о твоей короткометражке «Әке», которую мы сегодня будем показывать. В своей картине ты исследуешь тему взаимоотношений поколений. Для тебя это важная тема? Если так, то почему?

Ну, во-первых, я бы не спешил назвать свою курсовую работу «картиной». Ведь в нашей среде все почему-то любят называть имена не своими вещами, это касается и студентов нашего вуза и так называемых «кинематографистов», лучше назвать их киношниками. Находятся и такие, которые употребляет слово «лента».

Начну с того, как возник сценарий или даже синопсис. Год назад я открыл для себя замечательного американского художника Эндрю Уайета. Очень впечатлила одна его картина «Генри Тилль» (1945 г.), она и стала центральной композицией моей работы. Мастер дал нам задание – написать небольшой сценарий по одной из картин. Я взял за основу эту картину. Изначально по сценарию действие разворачивалось в одной комнате. Так скажем, все происходило «здесь и сейчас». Я сдал задание мастеру, но история не выходила из головы. Я все время думал о ней, начал ее развивать и в итоге утвердил окончательный сценарий для себя, решив, что это нужно снять. Но мне все казалось, что эту историю будет тяжело уместить в короткий метр, и нужно оставить этот замысел. Но затем я вспомнил про реальную историю, которую мне рассказали около полугода назад. Парадокс в том, что она тоже была про «отцов и детей». И на основе этой истории я написал сценарий и решил, что точно буду снимать. Начал потихоньку собирать команду, обратился к Мейрли Ахмадиеву, оператору, с которым работал с 1-го курса. Я предложил этот сценарий для его дипломной работы, и ему очень понравилась эта идея. Но я все не мог забыть о том сценарии, лежавшем на полке, и решил, что все-таки приступлю к нему. В итоге я решил снять по картине Эндрю Уайета.

Генри ТилльЧто же касается взаимоотношений поколений, эта тема меня действительно волнует. Ведь в наше время происходит титанический разлом, полный отрыв от наших собственных корней. Рушатся фундаментальные основы нашей культуры, рушится наша самобытность, семейный институт. Теряется значение слова «Әке» (Отец), и это касается не только нашего народа, но и всей цивилизации. Не зря «Отче наш» является главной молитвой в христианской религии. В моей курсовой работе затронуты исторические процессы, хоть и косвенно. Это часть меня и часть истории, так как мы и есть отголоски той истории. Ты упомянул Сатыбалды Жалеловича. Расскажи немного о своем мастере.
Генри Тилль

Сатыбалды Нарымбетов режиссер с большой буквы. Он относится к старой школе режиссеров, учился у Георгия Данелия. Я, честно говоря, стыдно это признавать, никогда не знал, какой он – мой мастер, какой он режиссер. Я его «переоткрыл» для себя буквально год назад. Нужно это признать, я не был хорошим учеником, и на его занятиях я многого не получал, даже не понимал смысл этих занятий, на которые приходил не так часто. Можно это понять: в силу своей незрелости и молодости. А Сатыбалды Нарымбетов – снимающий режиссер к тому же, и он очень занят. Тем вдвойне его занятия ценны. В этом году он выпускает свою картину «Аманат». Когда он приходил, зачастую мы просто болтали, и я даже смущался своей малообразованности и малыми познаниями в области кино. Когда на 1-м курсе он показал нам Брессона и Куросаву, я и понятия не имел, кто это такие и что за «Семь самураев». Сейчас я с удовольствием пересматриваю и «Расёмон» и «Трон в крови», но творчество Брессона я так и не полюбил, видимо для него я еще не созрел. А потом я пересмотрел «Молитву Лейлы» (смотрел эту картину до поступления и мало что запомнил), и вот тогда я и «открыл» для себя мастера. Первый кадр, начинающийся с маленьких нежных рук, по которым бегут муравьи, панорама с отъездом, позади степь и Лейла, прислоняющаяся к Балбалтасу (разновидность древнего тюркского искусства работы с камнем; каменные скульптуры воздвигаемые как памятники ушедшим из жизни людям, чаще всего выдающимся фигурам - Прим. Ред.) как символ прошлого, символ предков. В этом кадре лежит вся степная, тюркская философия: «Я» – всего лишь часть этой вселенной (схожая с дзен-буддизмом). После этого фильма я понял, что Сатыбалды Нарымбетов – режиссер, мыслящий образами. И он практически во всех своих фильмах касается исторических процессов, затронувших собственный народ. Он болеет за свой народ, за свое прошлое и будущее. Он – сын своего народа, и за это я уважаю его не только как мастера, но и как человека. Его книги или лекции для нас, студентов – это его фильмы.

Сатыбалды НарымбетовТем не менее, ты в этом году заканчиваешь академию. Будешь снимать дипломную. Уже знаешь про что будешь снимать? И вообще, каково это – осознавать, что пять лет учебы позади?
Сатыбалды Нарымбетов

Да, в предстоящем году я заканчиваю академию, у меня есть один законченный сценарий и идея, которая еще зреет во мне. Хотел бы снять один серый, мрачный, ничем не отличающийся от моего, день из жизни такого же человека. Вот все, что я могу сказать о своей предстоящей дипломной работе. Главное, как это снять.

Да, тяжело осознавать, что уже пролетело 4 года. Честно говоря, я проснулся только в конце 3-го курса и понял, какое кино я хотел бы снимать, а до этого времени я блуждал, снимая и занимаясь абсолютно ненужными вещами. Нелегко, конечно, осознать тот факт, что я только начал прощупывать что-то свое, а учеба уже заканчивается, и не будет уже той свободной площадки для хулиганства.

Какие фильмы ты хотел бы снимать в будущем?

Я хочу снимать кино про людей, вернее про человека, маленького человека. Прославить свою страну, чтобы все «услышали» Казахстан, на тех же самых Каннах – не есть моя основная цель в творчестве. Экран – это способ озвучить свои мысли. Ведь искусство – это реакция человека, его рефлексия. И оно будет всегда сугубо индивидуально (истинное искусство), а увидеть или найти что-то свое – это уже дело каждого. Кино для меня –средство, инструмент для озвучивания своего личного. Хорошо бы, конечно, находить для этого дела единомышленников и средства.

Так же мне очень интересно документальное кино. Меня влечет в этом направлении, мне нравится запечатлевать правду самой жизни. Заниматься человековедением. Наблюдать, может быть, за какими-то сакральными вещами. Ведь документальное кино – это исследование.

Последний вопрос. Что пожелаешь нашим читателям, зрителям?

Смотреть побольше хорошего кино.

Баян Барманкулова, Бекжан Байгенжеев, Асия БайгожинаСлева направо: Сардар Баймолдин (оператор, маст. Р. Косай, 3 курс), декан фак-та Г. А. Мурсалимова, Дархан Тулегенов (режиссер игрового кино, маст. Т. Теменова и А. Айтуарова, 3 курс), искусствовед Баян Барманкулова, киновед Бекжан Байгенжеев, Баглан Кудайберлиев (режиссер игрового кино, маст. А. Амиркулова, 2 курс), Диас Кулмаков (режиссер игрового кино, маст. С. Нарымбетова, 4 курс), режиссер-документалист, преподаватель Асия Байгожина
Баян Барманкулова, Бекжан Байгенжеев, Асия Байгожина

В прошлой части мы говорили, что в мае прошел смотр лучших работ академии. Шестеро получили грамоты с разными номинациями.

В этом смотре со своим фильмом «Әке» грамоту получил и Диас с формулировкой «За удачное воплощение темы преемственности поколений», которую мы сегодня хотим вам показать. А также два документальных фильма: «Қоштасу» (Прощание) и «Рай для художника», который он снял во время путешествия по Индии.

«Әке» (Отец)

«Қоштасу» (Прощание)

«Рай для художника»

Читайте о новых молодых режиссерах, которые ищут себя и свое кино в наших следующих частях.

Интервью взял: Баглан Кудайберлиев

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Казахстанское кино

22 Февраля, 2016

The Guardian опубликовал материал о казахстанском кинематографе

Британский журнал написал статью о пяти казахстанских режиссёрах

Aidana Mamayeva

«История казахского кино: подполье «Казахфильма»

Адильхан Ержанов впервые покажет документальную картину в Казахстане 

Aidana Mamayeva

Казахстанское кино

29 Февраля, 2016

Показ дебютных картин казахстанских режиссеров

Киноклуб КБТУ представит 7 картин начинающих постановщиков 

Aidana Mamayeva

Новости персоны

10 Сентября, 2015

Режиссеры из «Жургеновки». Часть 4

Наш сегодняшний герой, режиссёр монтажа – Берик Жаханов.

Flyin_Hi

Рецензии

21 Июля

«Мажоры»: Фарс-мажоры

Казахстанское кино

18 Июля

Шесть казахстанских картин вошли в конкурсную программу МКФ «Евразия-2017»

Известны конкурсанты секции Short film competition

Знай в лицо

Тохтар Карсакбаев

Актер

Еркебулан Бектуров

Сценарист

Сатыбалды Нарымбетов

Режиссер

Ораз Абишев

Режиссер

Тулеген Мухамеджанов

Композитор

Ян Вон Сик

Режиссер

Эдуард Табишев

Актер

Сабина Кузенбаева

Продюсер