«Дикий Восток»

«Дикий Восток»

«Дикий Восток»

В этот день, 4 сентября 1993 года, в мировой прокат вышел фильм Рашида Нугманова «Дикий Восток», и в нашей новой рубрике «Ретроспектива» мы представляем вашему вниманию мнения 22-летней «выдержки» ведущих киноведов и кинокритиков Казахстана об этом фильме.

Версия первая:

Невыносимая легкость бытия

Диляра Тасбулатова Диляра Тасбулатова, кинокритик
Диляра Тасбулатова

…Давненько я ждала чего-то в этом роде: признаться, смертельно надоело скучать на просмотрах советского фестивального кино, озабоченного то мировыми судьбами, то «мессианством», то своим собственным интегрированием в «мировой процесс». «Дикий Восток» – кино отнюдь не скучное, а это самое «интегрирование» соблюдено в нем с той мерой столичного изящества, которое исключает всякий провинциализм.

…Конечно – о, конечно! – «Дикий Восток» - кино фильмическое, то есть на свой лад «переосмысляющее» историю кино, но мне лично такой лад, такой вот тон, изящный, ернический, немногозначительный – гораздо более симпатичен, нежели раздумья наших юных режиссеров о тщете всего сущего.

Любопытно, однако, откуда он этот тон берет – вроде бы наша всеобщая отягченность «совковством» (и в хорошем, и в плохом смыслах) как раз-таки не давала в последнее время отечественной седьмой музе, потерявшей опору в старой мифологии, вырваться из тенет новой несвободы (яркий пример тому в литературе – небезызвестный «Эдичка», в кино – пожалуй, «параллельщики», чей «раскрепощающий» стеб на самом деле есть оборотная  сторона некоторой зашоренности мышления). Откуда такая смелость, поистине божественная свобода в обращении с архетипами мышления, такая незакованность, прямо-таки парящая в воздухе картины? Вопрос на засыпку.

В Америке, уже порядком уставшей от собственных клише (не только кинематографических, разумеется) и погрязшей в них, таким вот освободителем является блистательный Дэвид Линч. О, разумеется, я их не сравниваю – нашего Нугманова с их Линчем, размах, конечно, не тот. Но в данном контексте не в размахе дело, главное – сходны принципы. Оба они, и наш, и «ихний», ниспровергатели, конечно. Но ниспровергателей у нас, по крайней мере, сейчас, хоть пруд пруди. Между тем, кроме «ниспровержений» и тотального стеба в картинах обоих режиссеров присутствует незримая патетика. Радость и полнота бытия, не зависимая от вполне реального осознания горечи и трагичности жизни.

Дэвид Линч балансирует точно на грани иронии и патетики. Рашид Нугманов чуть не удерживает равновесия, чуть свешивается в сторону иронии. Я думаю, однако, что он мечтает снять картину о любви, где патетика бы – наоборот – чуть перевешивала. Время пока не настало, все так. Но направление вектора, в сторону которого он двигается (от «Йа-хаа!» к «Игле» – и дальше, к «Дикому Востоку»), выбрано, по-моему, верно. По крайней мере, тот сумрачный лес, в котором мы все заблудились, озаряется его неистовой жаждой жизни. Которую, конечно же, трудно испытывать, имея голову на плечах. Действовать же в этой ситуации – трудно вдвойне. Как ему удается сохранять  в себе все эти три состояния – до сих пор удивляюсь. Невыносимая легкость бытия. Причем ударения на слове легкость, учтите.

 

Версия вторая:

Кардиограмма «Диких сердец»

Дарежан Омирбаев
Дарежан Омирбаев
Дарежан Омирбаев, киновед, режиссер, сценарист

Прелесть всех фильмов Рашида Нугманова – это их свобода и раскованность, а также – их модерновость. Первое говорит об оригинальном таланте режиссера, второе – о его среде, которую, с некоторой долей условности, назовем «рок-культурой».

Умение Рашида оригинально решать сцены через эффектные аттракционы, шутки, хохмы поражали всех еще в его студенческих этюдах на подмостках ВГИКа, чему мы все дико завидовали, – ведь в той мастерской мерой всех ценностей были именно хитро придуманные шутки, хэппенинги, фокусы. Любой, самый банальный сюжет в руках у Рашида превращается лишь в повод к эффектным и красивым импровизациям. Например, у него персонажи неожиданно могут заявиться в масках, тем самым переворачивая смысл написанного сценаристом

банального диалога, а следующий диалог будет вестись – как в фильме «Дикий Восток» – в такой мизансцене: один стоит на ногах, а другой (героиня по имени Мэрилин) – на голове. Или вот, пожалуйста, другой рашидовский аттракцион: герой (Виктор Цой в «Игле») смотрит сразу несколько телевизоров одновременно.

Ко всем этим красивым и хитрым находкам у меня только две претензии.

Первое: они часто не связаны с выражением каких-либо чувств или мыслей, отчего превращаются в довольно поверхностные детские забавы , хотя бывают и исключения, как, например, сигареты стоимостью миллион за «бычок» – точный, оттого жуткий образ нашего будущего.

Второе: они не связаны с киноязыком, то есть интересны и без кинокамеры – неслучайно этюды Рашида прекрасно смотрелись на сцене. Сергей Соловьев, наставник Рашида, говорил: «Кинокамера не может спасти режиссера, если он не может ничего поставить на сценической площадке», то есть для Соловьева кинопленка была не средством творчества, а лишь средством фиксации уже готового шоу, спектакля. Я же ищу в кино такие вещи, которые могут быть достигнуты только с помощью кинокамеры, магнитофона, раскадровки и монтажа, прежде всего – это пространство и время.

В фильме редкие для нашего кино по масштабам и красоте декорации и – что встречается еще реже – удачное их использование. Внутри них замечательный оператор Мурат Нугманов специально светит прожекторами прямо в кинокамеру, отчего декорации кажутся еще более грандиозными и таинственными.

Не будем забывать, что в этом фильме режиссер решил труднейшую в кино задачу – он снял фантастику и сделал это красиво и оригинально – в стиле постмодерна, рок-культуры. Такого «коктейля» в нашем кино я что-то не припомню.

 

Версия третья:

Кинематографическая «семерка»

Гульнара АбикееваГульнара Абикеева, киновед, кинокритик

Чтобы снять такой фильм, нужно очень любить кино. И еще любить зрителей, обожающих это кино. Но и этого мало – надо точно знать, зачем снимаешь фильм. Рашид знает: для того, чтобы Кино – это детище ХХ века, взлелеянное и обласканное не одним поколением – не умирало, а по возможности развивалось дальше.

Картину «Дикий Восток» можно охарактеризовать по-разному:
    – кино для тинейджеров, для тех, кто любит крутые тусовки и остросюжетные повествования;
    – фантасмагорическая лента с элементами вчерашней «масскультуры» и завтрашней реальности;
    – кино рок-культуры для тех, кто творит и мыслит языком современности;

    – изысканный видеоклип на тему Его величества Кино, да еще в полный метр;
    – еще один постмодернистский фильм Рашида Нугманова;
    – киноребус, кроссворд, чайнворд…

«Хотите еще?»

Пожалуйста, как только вы сами посмотрите этот удивительно простой-сложный фильм «Дикий Восток», у вас появятся свои версии.

А моя такова – этот фильм о нас, живущих все больше и больше в реальности вторичных знаковых систем. Что это значит? Хотим мы того или не хотим, но цивилизованный урбанизм нашего существования уводит нас все дальше от природы, от первичных чувств и впечатлений. Доминируют вторичные, косвенные: природой любуемся через телевизор, переживаем из-за новостей в газетах, даже любить учимся через кинематограф. Не согласны? А «9 ½ недель», ставший для целого поколения эталоном любовной игры? А вечера, проводимые у телевизоров за сериалами «Богатых…» или «Просто Марии»? В итоге судьба Марианны волнует нас гораздо больше, чем судьба соседа.

Кинематограф давно перестал быть просто зрелищем, просто развлечением, это неотъемлемая часть нашей жизни. Увы! Или, к счастью, как посмотреть.

«Дикий Восток» – фильм, рассчитанный исключительно на узнавание, в нем отыгрывается все мировое кино. Рашидовская «семерка» – это блестящий отбор типажей, характеров, киногероев. Режиссер прав, ничего не нужно придумывать, все давно уже придумано.

Делать прогнозы сложно, тем более долгосрочные, но мне думается, что «Дикий Восток» обречен остаться в архивах синематек. Не как история, рассказанная «давным-давно», «в конце ХХ века», а как пособие по ассоциативному монтажу первого столетия истории кино.

«Азия», март, 1993 г.

Факты о фильме:

  1. Идею фильма Рашиду Нугманову предложил Виктор Цой. Первоначальное название фильма было «Дети Солнца». За основу сценария написанного за месяц были взяты фильмы «Семь самураев» и «Великолепная семёрка»

  2. В главных ролях должны были сняться Виктор Цой и остальные музыканты группы «Кино»

  3. Роль Виктора Цоя была предложена Борису Гребенщикову, но после долгих раздумий он отказался

  4. Иван Тайга появился в «Детях Солнца» из другого сценария. В идеале, его должен был сыграть Дольф Лундгрен

  5. В начальном сценарном варианте фильма прототипом внешности Мэрилин являлась Мэрилин Монро

  6. В фильме прослеживается сходство с фильмом «Безумный Макс» и имеется отсылка к фильму «Чапаев»

  7. Сцена с курением гашиша через дуло пистолета была придумана Рашидом Нугмановым во время съемок

  8. Рашид Нугманов снялся в роли Трюкача в маске, говорящего со Странником у барной стойки. Полет Трюкача в маске Смерти на мотоцикле исполнил профессиональный дублер

  9. Начальные титры фильма были сделаны Рашидом Нугмановым

  10. Музыкант Вячеслав Книзель, сыгравший в фильме Черепа, не доиграл свою роль до конца. После съемок на Иссык-Куле он уехал в Санкт-Петербург, а в Алма-Ате. в павильоне его роль закончил профессиональный театральный актер Вячеслав Черных. Через несколько месяцев после съемок Книзель покончил жизнь самоубийством у себя дома

  11. В первоначальном варианте сценария присутствует описание нескольких мультипликационных вставок. Например с изображением Виктора Цоя в разрезе, затягивающегося сигаретным дымом, который, проходя по его легким, выходит наружу через нос

  12. Роль Учителя-мастера боевых искусств являлась собирательной, и предполагалось найти её исполнителя в подготовительном периоде. Однако в конечном итоге она была убрана из нового сценария

  13. В оригинальный сценарий фильма была включена «Невеселая песня» группы «Кино», но это было сделано исключительно для читателей. Виктор Цой собирался написать специально для фильма новые песни, но не успел это сделать. По словам Рашида Нугманова в фильм могли войти песни «Кукушка» и «Звезда»

  14. Музыка к фильму была написана группой «Четыре ветра» (они же участники группы «Объект насмешек»: Евгений Федоров, Константин Федоров, Александр Аксенов). В дальнейшем участники коллектива образовали группу «Tequilajazzz». Специально для фильма была написана песня «Всем Спать!». Также в создании саундтрека участвовали музыканты группы «Пупсы»

Фестивали и награды:

  1. 1993, 4 сентября – премьера фильма на 50-м Венецианском кинофестивале

  2. 1993, 25 августа – премьера фильма на МКФ в Эдинбурге. Патрон фестиваля Шон Коннери

  3. 1994, 10 апреля – Специальный приз жюри фильму на V МКФ приключенческих фильмов в Валансьене (Франция). Жюри: председатель Ричард Лестер, актеры Мануэль Блан, Паскаль Греггори, Мирием Руссель и др.

Дикий Восток
Дикий Восток

А Бродвей, в свою очередь, присоединяется к вышесказанным нестареющим, вечным словам о Его величестве Кино и призывает вас, дорогие наши читатели, испытать дикий восторг от просмотра постапокалиптического вестерна Рашида Нугманова. 

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Ретроспектива

9 Марта, 2016

Станция на перепутье

Сегодня мы вспомним фильм 1994 года «Махаббат станциясы» Талгата Теменова

Aidana Mamayeva

Ретроспектива

22 Сентября, 2016

Мастерские. Вчера

Цикл статей о кинематографической преемственности - системе мастерских в кинообучении Казахстана 

Aidana Mamayeva

Ретроспектива

29 Сентября, 2015

Вспомнить всё...

10 лет назад в этот день, 29 сентября 2005 года, состоялась казахстанская премьера фильма Сатыбалды Нарымбетова «Молитва Лейлы».

Flyin_Hi

Выбор Бродвея

08 Марта

10 женских кинопортретов в отечественном кино

Новости персоны

07 Марта

Стивен Спилберг займется экранизацией сценария «The Post» из «Черного списка» Голливуда

Главные роли достанутся Тому Хэнксу и Мэрил Стрип

Знай в лицо

Айдар Оспанов

Оператор

Нуртас Адамбай

Актер

Азамат Ашимов

Актер

Дамир Манабай

Режиссер

Дмитрий Скирта

Актер

Айвар Кыдырбаев

Оператор

Турар Давильбеков

Актер

Денис Куклин

Режиссер