È

Та гора звалась «Сулейман-горой»

Рецензия на фильм «Сулейман-гора»

В этом году в фокусе центральноазиатского кинематографа яркие впечатления оставила работа Елизаветы Стишовой «Сулейман-гора» (Россия-Кыргызстан). Фильм получил на XIV Международном кинофестивале «Евразия» высокую оценку кинокритиков и призы от ФИПРЕССИ и НЕТПАК, а чуть позже ее наградили премией Федерации кинокритиков Европы и стран Средиземноморья на кинофестивале в Карловых-Варах (Чехия).

«Та гора была как рок». Не спеша, в такт движению в фильме старого грузовика Елизавета Стишова почти трансформирует сквозь время и пространство феллиневскую «Дорогу» в современную притчу человеческих троп и ухабов вокруг знаменитой на юге Кыргызстана Сулейман-горы.

Главный герой фильма - подросток Улук. Ребенком его потеряли родители, и рос он в детском доме, пока мать не нашла и не забрала его в семью. А семья - странная: мужчина Карабай (муж) с двумя женщинами (женами) и внезапно появившимся сыном вынуждены уживаться вместе. Потому, как ни дома, ни работы, ни денег нет, только дряхлый советский уазик, спасающий их от дождя и холода.

Режиссер картины скрупулезно сначала грубыми жесткими мазками темно-синего холода, потом, мимолетно ретушируя его светом, прорисовывает архаику традиционного патриархального уклада семьи, где мужчина - суровый хозяин-доминант, а его женщины в любви к нему, терпеливо его воле переступают через свои жизни и жизни детей.

Мужское и женское начала - центральные в конфликте всей истории. Почти демонически они выгодно подчеркнуты самой природой и ее языческим культовым проявлением. Мужское начало - духом высокой Сулейман-горы и ее несокрушимостью, а женское - духом огня, любви и оберега.

Карабай далек от демонстрации чувств, его первоначальные слезы по поводу нашедшегося сына вмиг переходят в силу жестких ударов по своей жене. Сам он, и внешне как гора - черен, дремуч в своих инстинктах и рефлексах. Мать сыну до встречи с отцом рисует мифологического батыра - духа горы, сильного, смелого строителя, которому покоряется все пространство. Но реальная мифологическая сила героя-отца нацелена только на побои родных, а покорение в жизни оборачивается обманом, воровством и прожиганием жизни в пьянстве.

Но в фильме куда интереснее следить не за героем, а за женской природой в лице двух героинь. Они не просто терпят безумства своего мужа (зарабатывают, кормят, дарят ему подарки), а во всепоглощающей их любви к нему, ревнуя, еще и соревнуются друг с другом. В отличие от примитивности реакции героя, они - импульсивны, подвижны, эмоциональны. В каждой - старшей и молодой, горит мучительный, порой трогательный, а порой властный и беспощадный в поступках огонь любви и плотской страсти к бестолковому мужу. Именно их динамика чувств и почти какая-то танцевальная в изображении пластика игры так точно ассоциируется с духом огня, с которым у старшей особый разговор. Актриса Перизат Эрманбетова просто гипнотизирует своей магией игры, так ненавязчиво, тихо, и так гипнотически глубоко со всеми проявлениями всех нюансов чувств - она словно сама ворожит подобно своей героине. На вершине горы она кричит и горит в ритуальном танце своего природного дара, отгораживающем у других хворь и боль. И именно ее чувство, столь мощное и лечащее, привносит на время исцеляющий смысл в этом семейном проживании. Не зря именно она говорит сыну: «дом - там, где тебя любят». Но ее животворящей энергии противостоит мужское разрушение, в конце отмахивающееся от нее.

Подросток Улук - глаза всей истории, следящие вместе со зрителем за взрослыми. Вместе с ними ему суждено пройти или проехать свой путь от затравленного подростка к осознанному взрослому выбору. Его яростный крик несогласия, отчаянное спрыгивание на полной скорости мчащегося грузовика, символично не только инициирует его как мужчину, но обретает силу вызова против сложившегося уклада, насилия и нетерпимого мира своего отца. Однако режиссер не доводит, к сожалению, эту линию до точки кипения, и финал фильма во всем накале его первоначальных чувств и событий остается несколько провисающим в своем быстром, а оттого несколько неуклюжем примирении. Потому как трудно поверить, что купленный отцом сыну вертолет, полетит в мире, оставшемся без дома, огня, женщины и матери.

«Та гора была над миром». Пожалуй, силовой воздействующей фильма является созвучие природного духа героев и пейзажного пространства. В визуальном восприятии эти стихии едины в образности своей древности и дремучести. Если только слабый голос Улука непослушно пытается докричаться, но и он тонет в каменной бесчувственности природы. Изобразительное пространство почти статично и монументально, в действии преобладает холодная синева неба и гор.

Однако пейзажность несокрушимого утеса и дороги героев совсем далека от поэтики. Это просто данность мира и режиссер, представляя его, словно отталкивается от обратного, от наследия неореализма. Но даже в сравнении та же «Дорога» Феллини несет больше надежды благодаря солнцу и безграничному лучу любви улыбающейся Джельсомины. В «Сулейман-горе» от начала до конца сквозит тревожное тяжелое настроение, даже дневное в свете действие не брызжет радостью, разве что маленькая сцена, когда все герои счастливо идут по дороге, снабженные деньгами и игрушкой-вертолетом. Но она так быстро заканчивается, ибо в следующем эпизоде Карабай все уничтожает в местном баре.

В своем документальном показе Елизавета Стишова вместе с оператором Владимиром Пандуру стараются преподать обыденность с помощью самой настоящей жизни, происходящей извне. Они ставят целью предельно реалистично препарировать этот мир. Люди, базар, вокзал, дома, магазинчики, заправки - все без сгущения красок и эмоций на расстоянии иллюстрирует современный слепок жизни. И в этом реалистичном дыхании жизни тоже мало радости - много труда, недорогое старое, еще с каких времен убранство, будни и озабоченные каждодневностью обязанностей лица людей, живущих в маленьких «временных мазанках». Жизнь вокруг полна работы и заботы, и даже показанный в сцене той, это праздник труженника, а не сибарита. Оттого от увиденного в целом и складывается ощущение, что и наши герои - только единицы, случайно выхваченные камерой из этого мира.

Потому и достоинством картины «Сулейман-гора», несомненно, становится сама жизнь и найденная форма ее демонстрации. И, конечно, поклон режиссеру, что с помощью конфликта документальной реальности и внутреннего духа самих героев она постаралась проникнуть в глубину природы человеческих страстей, сломленных дремучей патриархальностью и покорностью окружающего мира. А в лице подрастающего Улука выступить, может быть, не открыто сопротивляясь, но однозначно с укором против природы насилия и догматического уклада, поощряющего эту природу общества.

 

Инна Смаилова

 

Печатается по публикации

http://www.kinokultura.com/2018/62r-suleiman-gora

 

Оцените рецензию

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Рецензии

24 Ноября, 2015

Любовь по-казахски или, Когда понты дороже денег

Рецензия на фильм «Побег из аула. Операция «Махаббат».

Flyin_Hi

Рецензии

12 Мая, 2016

Злой птиц-герой

В прокате стартует «Angry birds в кино»

Альберт Ахметов

Рецензии

27 Июля, 2016

Реальная легенда

Рецензия на биографический фильм братьев Джеффа и Майкла Цимбалистов «Пеле: Рождение легенды» 

Альберт Ахметов

Рецензии

25 Апреля, 2017

«Бiр сен үшін»: Моя вторая мама

Рецензия на фильм «Бiр сен үшін» («Ради тебя»)

Brod.kz

Рецензии

02 Октября

«Непрощенный»: Не месть, а божья кара

Казахстанское кино

04 Октября

Фильм «Финансист. Игра на вылет» вышел в казахстанский прокат

Бюджет фильма составил 500 тысяч долларов

Знай в лицо

Всеволод Ларионов

Актер

Адам Палли

Актер

Дианна Руссо

Актер

Вячеслав Шалевич

Актер

Любовь Кубюк

Актер

Юрий Дубровин

Актер

Дмитрий Дибров

Актер

Александр Демьяненко

Актер