Ермек Турсунов. Интервью над пропастью

Ермек Турсунов. Интервью над пропастью

Этот день оказался совершенно потрясающим не только потому, что большую его часть мы провели на вертолетной площадке одного из бангкокских небоскребов, снимая главного героя, скажем так, в рабочей обстановке (то есть лежа на раскаленном бетоне крыши с оптической винтовкой в руках). Этот день стал для меня совершенно и гарантированно незабываем из-за смеси острого ужаса и не менее острого профессионального удовлетворения.


Знаете, такое бывает только раз в жизни. Когда в 6 утра на рассвете вы поднимаетесь на верхушку 39-этажного здания и, конечно же, думаете – а неплохо было бы сделать несколько фото на самом краю. Паря над пропастью, так сказать. Ну и просите вас сфотографировать лучшего каскадера из всех, кого вы знаете – Даурена Жунусова, дублера главного героя. А Даурен сажает вас на край (вы дрожите – пропасть начинает глядеть в вас, хотя вы вроде бы отворачиваетесь), а сам отходит с вашим телефоном на несколько метров назад пятящейся характерной походкой фотографа.
А потом опирается рукой на край вертолетной площадки и аккуратно прыгает вниз...
Мне никто не сказал, что там, на два метра ниже – еще один широкий выступ, и на нем удобно стоять. Мне в этот день удобно уже не было ни разу.

Потому что… да что объяснять. Мокрые ладони, легкий тремор в голосе и общая нервозность прилагались к помощнику звукорежиссера на площадке Макпал Курсабаевой, то есть мне, до самого вечера.
Поймите широту, глубину и высоту моих эмоций, когда после просьбы об интервью режиссер картины, и вообще главное действующее лицо на площадке (по совместительству – мой личный кумир), Ермек Турсунов отвел меня почти на самый край этой злосчастной крыши. И по мере разговора непроизвольно двигался все ближе к краю… Поэтому вашему вниманию – разговор, состоявшийся практически в экстремальных условиях. Тем и ценен, помимо огромного количества эксклюзивной информации о последнем в трилогии Турсунова фильме «Кенже», первыми двумя в которой были нашумевшие «Келин» и «Шал».



Ермек, для начала поделитесь деталями творческого замысла – как вас занесло в Таиланд, и что здесь по сюжету делает главный герой?

На самом деле пока я еще даже не решил, под каким именем будет фигурировать этот мегаполис в фильме. Знаю точно только то, что мне нужна разная география. Мы уже отсняли часть действия в Испании на острове Пальма – таким образом, получив виды старой Европы. Теперь у нас есть абстрактный город юго-восточная Азии и, возможно, зритель не сразу поймет, что это - Гонконг, Куала-Лумпур, Сингапур или что-то еще. Мне было важно, чтобы на экране появлялись разные культуры, разный бэкграунд, разные «фэйсы» - ведь по сюжету главный герой, киллер, очень быстро перемещается по миру, скажем так… по командировкам.

Таким образом, у вас получился международный проект на три страны. Предыдущие картины трилогии не были такими интернациональными, да?

Если посчитать всех иностранцев здесь, на площадке, то выйдет, что в съемках участвуют представители восьми стран. Нас ждет еще одна важная локация под Алматы. И так как тут профессионалы все, и все - высокого класса, работать вместе нам очень даже легко. Разговариваем мы на «киношном» языке, а он – один для всех. Поэтому трудностей никаких, а на результате должно отразиться.


Ермек Турсунов и второй режиссер Красимир Хазарбассанов



Если говорить о «Кенже» как о части трилогии, то это кино по жанру совсем другое? Накал растет, экшна прибавляется, зрители пойдут в кино на боевик от Турсунова?

Он, знаешь, не столько боевик, сколько - драма с элементами экшна: стрельба, пальба, погоня… Но в любом случае - это в первую очередь драма. «Кенже» - в буквальном переводе значит «младший». Так называют младшего ребенка в семье, это может быть и девочка и мальчик. Junior, да? И это классическое обращение к библейским сюжетам про Каина и Авеля, о противостоянии двух братьев.

Ага, вновь аналогии в масштабе мировой культуры… Вот о «Шале», например, только ленивый не написал про аналогию с Хемингуэем. Хочется узнать, на какую аудиторию рассчитан такой сюжет – в сочетании с таким жанром?

Ну, лично я не могу сказать, что по «Шалу» были достаточно глубокие рецензии с претензией на аналитику этих аналогий. Нет, были две-три такие работы. А так… Сойдемся на том, что каждый имеет своё виденье. Ну, я закладываю один смысл, другие видят - другой, иногда совершенно неведомый мне. Что касается «Кенже» - это современная картина. И я всегда стараюсь рассчитывать на разного зрителя. То есть, есть зритель, который «схавал» первый уровень, чистый сюжет: стрелялки-убивалки. Второй увидел чуть глубже - противостояние братьев. Третий уровень - это тот зритель, что обобщил и смог выйти за рамки чисто казахстанских разборок. Четвертый уровень - это обращение к классическим сюжетам в мировой культуре, и так далее, и так далее. То есть, я пытаюсь рассказать свою историю как можно шире. В ней много уровней восприятия, рассчитанных на разного зрителя. И в этом смысле есть какие-то надежды, что глубокий зритель всё-таки найдёт что-то глубокое для себя. По большому счету, я рассчитываю только на него. Это такая сверхзадача. Ну и это, кстати, не значит, что глубокий зритель - это человек, который смотрит сплошной арт-хаус. Сидит такой перед Тарковским, смотрит эти не всегда понятные «бла-бла-бла» и сам от себя кайфует.

Наши фильмы, думаю, будут травмировать такую нежную, не побоюсь сказать - высокоинтеллектуальную психику. Мне кажется, что можно такие глубокие идеи оборачивать и в другую форму – допустим, в форму экшна.

Потому что занимательность в кино – сегодня тоже вопрос сложноватый. Это как «схватить» внимание зрителя в самом начале и уже не отпускать до финальных титров.

Когда вы задумывали трилогию, у вас была определенная идея, которую вы хотели донести при помощи трех фильмов? Ведь в итоге получилась настоящая эпопея - три разных времени, три разные эпохи. Зачем это нужно вам как режиссеру, ради какой мысли?

Три разные эпохи, все верно. «Келин», «Шал», «Кенже» – это три шага, классическая трехактная структура.

«Келин» - это наше прошлое. «Шал» - наше настоящее. В «Кенже» я постарался немного заглянуть в завтра - это такое будущее. Я попытался при помощи приема трех частей проследить некую эволюцию этноса.

То есть - кто мы, откуда мы и куда идём. И все это - пошагово. Именно поэтому идею каждого фильма я вынашивал долго, и попытался примерно за шесть лет в целом её закончить. Если считать сам процесс съёмок, затем - производства, пост-продакшна, то каждый фильм - это полтора-два года жизни. Сегодня для кино это довольно много - многие снимают и по два, по три фильма в год. Просто это же стопроцентно работа ручная. Поэтому - одно дело, когда снимаешь сериал какой-то или любую другую сиюминутную вещь. А это всё же полный метр. И для него необходимо достаточно большое дыхание - стайерское, не спринтерское. Это марафон. Шесть лет только самого производства и выпуска. А сколько я об этом думал, вынашивал идеи… страшно представить.

Ермек, первая и практически единственная информация, что появилась в сети по поводу вашего фильма – это новость о том, что вы ищете главного героя, что вам не хотелось брать затасканное лицо и так далее. Как вы решили эту задачу?

В каждом своем фильме я всегда стараюсь открывать новые лица или хотя бы посмотреть по-новому на более-менее известного актёра, чтобы зритель увидел его по-новому. И в этом смысле был серьёзный кастинг, очень большой – на пробы пришло огромное количество ребят, и среди них ничтожно мало подходящих.

Вы тогда публично признались, что раскрученная «ваниль» вам не нужна…

Пришли и очень известные звезды-перезвезды, вы правы. Но мне нужен был актер, который мог бы идентифицироваться с моим героем. Чтобы многие узнали в нем собирательный образ. Для этой цели «свежее» лицо подходило больше. Рефлексирующий такой, не Раскольников, конечно, но что-то новое. Если киллер - то это герой Стетхэма, Борн, Агент 007.

Что-то байроническое, да? Ведь киллер, особенно сегодня - это всегда романтик. Оторванность от толпы, непонятость близкими...

Ну да, есть такой флёр. Хотелось уйти от штампа - героя без страха и упрёка, что ходит, стреляет, крошит. Хотелось углубить. Получилось или нет – пока, на середине съемок, непонятно.

Так по какому принципу вы все же выбрали главного героя?

Выбрал. У Жандоса (Жандос Айбасов – исполнитель главной роли в фильме «Кенже») лицо совершенно не засвеченное, пока не было больших ролей. В каких-то короткометражках, по-моему, снимался. На мой субъективный взгляд, в нем есть что-то, что его выгодно отличает от многих наших уже состоявшихся актеров.

Это с первого взгляда улавливается - вы видите человека сразу и понимаете, да или нет?

Да, это буквально пять минут - на кастинге включаются все твои рецепторы. Становятся ясны интуитивно понятные вещи, когда ты начинаешь тестировать персонаж.

Вообще, интересно - актёр в эту минуту понимает, что как только его Турсунов выбрал на главную роль, что это – всё, жизнь качественно изменилась в совершенно другую сторону?

Не знаю. В эту сторону я что-то не задумывался.

Но вы же создадите одной своей лентой ему и имидж, и амплуа, и образ - вообще всё.

Я стараюсь об этом не думать. Главное – сделать фильм, а там уже посмотрим, что и кто из этого выйдет…

Возвращаясь к вопросу съемок – на каком вы сейчас этапе?

Получается, мы уже отсняли Испанию, сегодня - последний съемочный день в Бангкоке. Дальше - съемки под Алматы. Там мы будем воссоздавать детство героя. В основном, там будет задействован другой актёрский состав. Действительно, очень интернациональная собирается команда.

Мы «собирали» буквально каждого специалиста. Поэтому команда собралась, я бы сказал, на сегодняшний момент одна из сильнейших – особенно, если говорить об операторской группе.

Григорий Рудаков, например, рассказал мне, что он ни разу до этого момента не работал в Казахстане, но как только Сергей Козлов, главный оператор, предложил ему ваш проект - он сразу же согласился. Сергей способен сам собрать любую команду одной силой своего авторитета. Ну, и сам он в этом же составе работал на многих международных проектах, очень крупных, поэтому в смысле команды ему - полное доверие. С кем он привык работать, как он привык работать - каждый специалист точечно выбирался под него…


Ермек Турсунов и оператор-постановщик Сергей Козлов


На этих словах Ермек Турсунов окончательно отвлекся от интервью в пользу съемочного процесса. Я осталась со своим «бумом», о чем ни на секунду не пожалела.

Два дня назад, 20 июля, у Ермека Турсунова был день рождения. Поздравляем его от имени нашего портала – и лично от каждого, кто имел отношение к этому материалу. Ермек, главное – не останавливайтесь!

А теперь остается только ждать выхода «Кенже» на экраны.

Беседовала Юля Золкина

Фото предоставлены съемочной группой

Читайте также:

«Кенже» в Бангкоке: день #1

Кто вы, господин Турсунов?

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

Казахстанское кино

7 Февраля, 2014

«Шал» получил приз на МКФ в Иране

На этот раз картина была отмечена Призом за выдающиеся технические и художественные достижения

Виталий

Казахстанское кино

10 Января, 2014

«Шал» участвует на Международном кинофестивале в Палм-Спрингс

Фильм «Шал» режиссера Ермека Турсунова производства АО  «Казахфильм» им. Ш. Айманова участвует в международной конкурсной программе «Awards Buzz» 25-го Международного кинофестиваля в Палм-Спрингс (PSIFF 2014), который проходит с 3 по 13 января в штате Калифорния, США. 

Виталий

Казахстанское кино

23 Декабря, 2013

Экранизации классики в казахстанском кино

Сотворить хорошее кино на основе книги - дело нелегкое. В любой экранизации всегда будет определенное противоречие между первоисточником и его художественным киновоплощением. Еще сложнее переосмыслить классическое произведение и подать его в интересной форме. Среди казахстанских режиссеров за классику берутся только те, кто уже давно ничего не боится.

Виталий

«Шал» примет участие в программе Таллиннского кинофестиваля

Фильм «Шал» режиссера Ермека Турсунова производства АО «Казахфильм» им. Ш. Айманова примет участие в международной конкурсной программе «EurAsia» 17-го Таллиннского кинофестиваля «Темные ночи» (PÖFF), который пройдет с 15 ноября по 1 декабря в Эстонии

Виталий

Рецензии

20 Июля

«Мажоры»: Мажоро-минорные отклонения

Мнения

18 Июля

Владимир Толоконников. Уходит всё, но образы бессмертны

В память о великом артисте

Знай в лицо

Дмитрий Мальцев

Оператор – постановщик

Акан Сатаев

Режиссер

Еркебулан Дайыров

Актер

Азамат Дулатов

Оператор – постановщик

Нуртас Адамбай

Актер

Байкенже (Байкал) Бельбаев

Актер

Ерболат Тогузаков

Актер