Канат Бейсекеев: «Меня вдохновляют обычные люди»

Канат Бейсекеев: «Меня вдохновляют обычные люди»

Встреча прошла в уютной кофейне. И, поскольку ранее были знакомы лишь в социальной сети, то сразу договорились быть на «ты». Беседа после маленькой условности стала душевней, а разговор оставил приятное послевкусие. Скажу одно, Канат не только сам вдохновляется, он вдохновляет. Представляем вниманию читателей интервью с режиссером, документалистом Канатом Бейсекеевым.

- Канат, как ты пришел к режиссуре?

- Еще года нет, как я сознательно перешел в режиссуру. До этого работал фотографом, где-то параллельно снимал. В Сети публиковал даже маленький видеопроект, который создавали с друзьями. Конечно, я понимал, что когда-нибудь буду снимать полноценные видео-работы. В Америке занимался фотожурналистикой, мне нравилось дело, но я постоянно искал новые направления, жанры, в которых было бы интересно развиваться. Во время приезда Галымжана Молданазара с выступлением в Нью-Йорке, я показывал ему город. Меня завораживало наблюдение: как он знакомится с иностранцами, пытается без переводчика общаться с ребятами из группы «Break of Reality». Несмотря на то, что они порой не понимали друг друга, было видно, что музыка объединяет. Со стороны это выглядело забавно, и я решил немного поснимать для истории. Создавал видео по принципу фоторепортажа, поскольку знал, как можно воссоздать повествование. Все это делал исключительно для себя. После того, как Галымжан уехал, а я проводил время дома, пришла идея смонтировать видео. Ранее я никогда не занимался монтажом, потому что в Алматы у меня есть друг Бейбіт, который монтировал все, что я просил. Я был избалован, и сам учиться не хотел. А в Нью-Йорке Бейбіта не было, пришлось учиться монтировать. В итоге сделал фильм и опубликовал его на своем канале в YouTube. Конечно, полученные отзывы меня вдохновили. Решил, что надо бы поснимать еще.

Затем произошел, можно сказать, знаменательный случай - встреча с дальнобойщиком Нурланом. Мы сидели в баре, он рассказывал о жизни. Я тогда сказал ему: «Ты крутой персонаж, надо бы снять про тебя документальный фильм, показать твою жизнь. Я бы даже поехал с тобой». На что он мне ответил: «Поехали». Конечно, на тот момент мы были пьяны, но пожали друг другу руки и договорились, что на следующий день выезжаем. В результате я успел с утра постричься и быть готовым к поездке. А в карманах ни гроша.

Нурлан встретился, когда я не знал, чем стоит заниматься, нужно ли возвращаться в Казахстан. Я согласился ехать в никуда и, не зная, что будет. Просто взял камеру и начал снимать, по ходу задавая вопросы. Писали звук на IPhone, проколесили от Нью-Йорка до Чикаго, затем отправились в Калифорнию, Лас-Вегас, Сан-Диего. Проехали несколько крупных городов.

Я буквально находился в состоянии вдохновения. За долгое время пребывания в пути, мы сдружились. Когда ехали обратно, я начал монтировать. На эффекте «Вау» сделал «рыбу» первого фильма.

После написал в генеральное консульство США в Алматы, что у меня есть интересный проект, который могу продемонстрировать по приезду в Казахстан. Я показал им «Дальнобойщика» - фильм настолько понравился, что был создан проект «Казахстанцы в США» совместно с Алишером Еликбаевым, Саяном Байгалиевым и Наргизом Ахметовым.

Уже сняв первый фильм, я осознал, что мне нравится жанр, в котором я связал режиссуру и журналистику, ведь они прекрасно сошлись. Если в фотографиях у меня были рамки, то в документальном кино я понял, чем хотел бы заниматься, что вдохновляет, в моей голове появились перспективы, увеличились масштабы. Я продолжаю фотографировать, но реже занимаюсь этим с коммерческой выгодой - начал снимать на пленку среднего формата.

После того, как вышел «Дальнобойщик», я снял «Контрактника», «Казахстанский коп в Бруклине», «Освобожденную». Я понял, что мне удается рассказывать истории о людях.

- Это как-то финансово выгодно?

- Когда я был фотографом, меня спрашивали: «На фотографиях можно заработать?». Кто его знает, но на тот момент у меня получалось зарабатывать больше сверстников. Сейчас, занимаясь видеопроизводством, заработок тоже растет.

Помню, снимая свадьбы, я сказал другому фотографу, что не хочу фотографировать мероприятия. Он тогда также задал вопрос, как я хочу зарабатывать. Но как я только прекратил снимать мероприятия - заработок увеличился. Сейчас мне платят за проекты, которые я могу сделать один, или с минимальной командой.

- Со стороны это выглядит как благотворительность.

- Да, у меня есть благотворительные проекты о людях. Есть коммерческие проекты, которые я не всегда выкладываю, но зарабатываю на них.

- Как искали героев для проекта «Казахстанцы в США»?

- История такова: в Штатах я живу почти три года и, в принципе, знаю многих казахов. Я был знаком с Тимуром Капановым, полицейским Данияром. Про Жанат-ага и многих других героев подсказали в Facebook. С Тимуром и Данияром были долгие переговоры, поскольку они не сразу согласились на съемки. Однако все же дали согласие лишь потому, что знали меня и доверили свои истории. И здесь самое важное - не навредить героям.

- Что для тебя важно в историях?

- Обычно бывает так: я мысленно представляю героя, которого хотел бы снять. Воображая его характер, действия, порой, фразы, примерно понимаю, какой нужен человек для сюжета. Не люблю, когда журналист стоит справа, камера снимает слева, ловя момент. Я снимаю спереди, герой говорит в камеру, тем самым разговаривает со зрителем. Получается невероятно круто, потому что именно так возникает доверие в киноленте и за экраном. Почему история Жанат-ага зацепила зрителя? Потому что он говорил искренне. Он не отнесся к нам, как к журналистам: Жанат-ага пригласил ребят из Казахстана, земляков, с которыми давно не говорил. Снять этот фильм как-то по-другому было бы ошибкой. Опять же документальная картина с контрактником: мало кто заметил, что я сначала снимал осенью, а переснял ее весной. Практически никто не заметил, что кошка выросла в конце фильма.

Мне важно, чтобы человек раскрылся, разговорился, был честным с самим собой, не строил того, кем не является. Сложно было с дальнобойщиками, ведь они никогда не снимались на камеру. Если бы я пробыл с ними всего пару дней, фильм бы не вышел. Поэтому я проехал с ними полторы недели и использовал интервью, которое мы записали в конце путешествия. За один день все не снимается, нужно время.

- Ты заранее с героями обговариваешь какие-то съемочные моменты?

- Я даже с самим с собой не всегда обговариваю. Это все импровизация. Сразу говорю героям: «Что ты делаешь ежедневно, продолжай делать, я просто буду параллельно присутствовать и снимать». Да, конечно, есть постановочные моменты, когда они необходимы. Это нормально. Чему я научился в фотожурналистике, всегда быть при камере, ведь можно упустить невероятный момент, который уже не повторить. Яркий пример - фильм «Освобожденная», который мы сняли с Райхан Рахим: за 4 дня были моменты, которые мы упустили. Тяжело всегда быть начеку. И я очень жалею, что не успел снять один кадр. Конечно, можно было повторить, но я бы чувствовал себя дискомфортно.

- Тебе кто-нибудь помогает в съемках?

- Не всегда, в Казахстане у меня есть ассистент. В фильме «Освобожденная» технически никто не помогал, поэтому было очень тяжело. Техника быстро эксплуатируется, я ее не щажу, отношусь как к машине, которой нужно снимать и работать.

- Какая история тебе запала в душу?

- Когда фильм отснят, я смотрю на своих героев уже по-другому. Конечно, их люблю, но я пережил этот отрезок. Часто вспоминаю о них с улыбкой, но параллельно снимаю другую ленту. Когда снимал «Дальнобойщик» и параллельно монтировал, я просто горел этими ребятами. Думаю, что этот фильм мне ближе, чем другие, хоть он был снят технически хуже, тем не менее, он был настоящим, живым. Все фильмы получились душевными, по-своему классными. Истории из Америки будут продолжать выходить.

«Казахстанцы в США» - это экспедиция четырех друзей, которые проехались по штатам и отсняли истории своих земляков. Поэтому, когда монтирую, часто задумываюсь над тем, что можно было бы переснять или сделать по-другому. Проходит время, и что-то мне уже не нравится. По этой причине я переснял «Контрактника». Если бы я пустил в первоначальном виде, он был бы недоработанным.

Сейчас эти фильмы смотрит не только Казахстан, есть зрители из России, Украины, Кыргызстана, Кавказа и Америки. Это вдохновляет.

- Сколько еще будет фильмов из серии «Казахстанцы в США»?

- До конца года. Вообще, когда только начали снимать, мы не планировали, что это будут фильмы. Думали, что снимем маленькие подкасты, дополненные интервью. После «Дальнобойщика» зрители уже ждали что-то подобное. Привыкнув к жанру документального кино, аудитория задает тон. Публика начинает сравнивать, ты, в свою очередь, понимаешь, что нужно делать еще лучше. В Казахстане есть документалисты, но они, к сожалению, не понимают, что нужно выходить в Интернет, быть ближе к людям и выпускать фильмы для народа. Иногда мне задают вопрос: «Почему ты не отправляешь фильмы на фестивали?». Для меня главной задачей стоит показать фильм казахстанскому зрителю, пока мне это самому интересно.

- В чем ты находишь вдохновение?

- В своих героях. Я у них многому учусь. Меня вдохновляют уникальные истории людей, жертвующих многим ради мечты, идеи, которой горят. Вдохновляют люди, которые верят, что завтра будет лучше.

- Есть ли у тебя кумир, на чье творчество ты ориентируешься?

- Если честно, у меня нет кумира, и я не знаю, плохо это или хорошо. Есть те, за кем я слежу, вдохновляюсь, чаще это простые люди. Мой отец меня вдохновляет. Он один из тех, кто никогда не сдается и не опускает руки. Зачем мне искать кумиров где- то на стороне, когда он рядом. Меня вдохновляет мой американский друг Дэвид, у которого много личных проблем, но он продолжает улыбаться и верить в лучшее. Он борется за мечты.

Мне сильно понравился фильм «Human» Янна Артус-Бертранда, при просмотре которого я испытал бурю эмоций. Режиссер избрал наилучший подход и идею. Действительно задумываешься: «Черт возьми, как же круто».

- В кинотеатры не ходишь?

- Раньше любил, но переехав в Штаты, стал реже ходить. Смотрю кино в интернете. Не люблю с кем-то смотреть, не люблю делить экран, люблю вникать в фильм в одиночку.

- Казахстанские фильмы смотришь?

- Скажем так, слежу за казахстанскими фильмами, поскольку я живу, в основном, в Америке. Не успеваю смотреть, но если появляется что-то в интернете - смотрю.

- Помимо «Казахстанцы в США» у тебя есть другие серийные проекты?

- Серийных нет, так как «Казахстанцы в США» еще не завершились. Я включен в этот проект и пока не доделаю, не возьмусь за другие. Есть, конечно, идеи: я бы с удовольствием посмотрел, как живут казахстанцы в Монголии, в Китае. Казахи – номады, которые до сих пор кочуют. Несмотря на то, что я где-то и западный парень, мне порой не хватает восточной душевности.

- К игровому кино планируешь перейти?

- Пока не могу сказать, что вижу себя в игровом кино, причина одна: я не привык, когда люди играют. Я люблю снимать экшн, то, как люди дурачатся. Но в серьезных вещах мне нравится, когда человек исполняет самого себя, и это прекрасно.

- У тебя много друзей актеров, почему бы не попросить их сыграть в пробном фильме?

- Да, есть такая мысль. Однако я не из тех, кто сразу становится режиссером игрового кино. К этому я приду постепенно, вырасту. Чувствую, что сниму игровой фильм, этого не избежать. Когда мне наскучит документальное кино, я могу перейти в порноиндустрию (смеется), шутка, конечно.

- Три вещи, которые ты хотел бы сделать в этом году?

- Найти хорошую работу. Потому что я до сих пор безработный (смеется). Снимать документальные фильмы. Не останавливаться.

- Это не считается, ты это итак сделаешь.

- Если серьезно, я действительно хочу найти работу в Штатах, в продакшн-студии. И еще найти человека, у кого хотел бы и мог поучиться.

- Планируешь переехать в Штаты на постоянное место жительства?

- Возможно. Я не могу с уверенностью сказать, что точно перееду. Пока меня устраивает жизнь на две страны.

- В Алматы где тебя можно чаще всего встретить?

- Меня можно встретить в центре города. Я гуляю по улицам Фурманова, Абылай хана, по проспекту Достык, Абая. Люблю ходить пешком. Многие фильмы монтирую в кофейнях. Мне нравится, когда рядом проходят люди, часто слежу за людьми за соседними столиками, где разворачивается совсем другая история.

- Чем занимаешься вне съемок? Чем увлекаешься?

- Я сейчас езжу верхом. Одно из моих увлечений – лошади. Мне нравится ухаживать за лошадьми, разговаривать с ними.

В свободное время я снимаю некоммерческие социальные проекты. В принципе, даже не знаю, что такое свободное время. Люблю путешествовать. Я не могу находиться долгое время в одном месте. Возникает чувство, что мне обрезали крылья.

- А в какой стране ты бы хотел побывать?

- В Монголии, я не знаю, почему меня туда тянет, вероятно, к корням Чингисхана. Сильно расстроился, что отменился рейс Алматы – Улан Батор. Планировал туда поехать, но сейчас, чтобы добраться до Монголии, потребуется много времени.

- Родители смотрят твои фильмы?

- Да, они смотрят все мои фильмы. Для них это всегда что-то новое. После просмотра долго обсуждаем с отцом ленты, героев. Порой и его что-то заставляет задуматься. Родители - истинные поклонники моего творчества, которые будут смотреть все, что я сниму. Наблюдаю за реакцией мамы после просмотра фильма, так как это очень важно.

- О чем мечтаешь?

- Мечтаю о большом доме в Алматы, о большой семье. Хочу реализоваться в творческом плане, получать от этого эстетическое удовольствие. Хочу быть душевным, счастливым. Хочу снимать, не напрягаясь, не идя против себя. Создавать то, что мне нравится, диктовать свои условия. Мечтаю реализоваться не только в Казахстане, но и за его пределами.

 

Благодарим Каната Бейсекеева за интервью!


Фото: Темирлан Кенжебаев

Нет комментариев, оставьте первый

, чтобы оставить комментарий

Рекомендуем

«Алдаберген-ага». Забытые традиции

Новая история Каната Бейсекеева

Aidana Mamayeva

«Освобожденная»

История возвращения матери к детям

Данияр Кенжибаев

Канат Бейсекеев представил документальный фильм «Хочу танцевать»

Героем картины стал казахстанец, танцующий в Америке

Brod.kz

Канат Бейсекеев снял второй фильм о казахском полицейском в Нью-Йорке

Лента стала завершением проекта «Казахстанцы в Америке»

Brod.kz

Рецензии

21 Июля

«Мажоры»: Фарс-мажоры

Казахстанское кино

18 Июля

Фильм «Мы из Сандыктау» не впечатлил казахстанского зрителя

Кассовые сборы с 13 по 16 июля

Знай в лицо

Венчислав Хотяновский

Актер

Сергей Погосян

Актер

Раиса Мухамедьярова-Мусрепова

Актриса

Фолькер Шлендорф

Актер

Байкенже (Байкал) Бельбаев

Актер

Меруерт Утекешева

Актриса

Раим Мурадов

Постановщик трюков

Исаак Гитлевич

Оператор